Медовый Спас из православия с суевериями

Христианский праздник изнесения честных древ Животворящего Креста Господня в России по-простонародному называют Медовым Спасом. Это исконно русский праздник, который впитал в себя народные верования, подчинив их православному обряду. Каждый год 14 августа верующие святят мед в храмах, чтобы усилить его лечебные свойства. Впрочем, настоящий мед исцеляет и без молитв, только вот его-то, по мнению ставропольских пчеловодов, становится все меньше, несмотря на оптимистичную статистику Минсельхоза края.

Самый сладкий религиозный праздник

14 августа русские люди отмечают Медовый Спас. Такого праздника нет в других православных странах. Христиане всего мира называют этот день праздником Изнесения Древ Креста Господня. В Константинополе с IX века завели обычай в начале августа, когда распространялось особенно много болезней, переносить Крест, на котором был распят Иисус Христос, из домовой церкви византийских императоров в храм Святой Софии. Как рассказал корреспонденту «Кавказской политики» руководитель информационного отдела Ставропольской епархии Николай Гулейко, крест пребывал там неделю, и все это время каждый день крестным ходом его проносили по улицам столицы, чтобы все верующие могли прикоснуться к этой великой Святыне. Кроме того, в этот день проходил обряд освящения воды.

Когда этот праздник появился у нас, совпав с днем Крещения Руси (1 августа по старому стилю), освящать стали не только воду, но и все, что служило избавлению от недугов – лекарственные травы, мак и мед. Русские поверили в чудодейственную силу молитв так же, как ранее верили в наговоры и ворожбу. Ну а поскольку народ, включая деревенских священнослужителей, был малообразованным и с догматами христианства знакомым поверхностно, то этот праздник Исцеляющего Креста постепенно превратился в Медовый Спас, и таким остается и поныне.

«Князь Андрей Боголюбский в память о победе над волжскими булгарами установил в этот день празднование в честь икон Спасителя (отсюда народное название «Медовый Спас») и Пресвятой Богородицы, – объяснил священник. – Также в этот день православные христиане освящают первый сбор меда для того, чтобы отблагодарить Бога. Движущей силой этой традиции является глубокая уверенность в том, что Бог – кормилец и благодетель, а все, что человек имеет, является даром Божиим».

Придорожный мед

На самом деле, чтобы этот божий дар попал к нам на стол, пчеловодам приходится немало потрудиться и понести серьезные затраты. «Вот некоторые покупатели говорят: почему так дорого продаете мед, вам, мол, пчелы его готовенький приносят. А знаете, сколько нужно бензина, чтобы с пасекой по полям все лето ездить? – посетовал в разговоре с корреспондентом «Кавказской политики» пчеловод из Петровского района Ставрополья Сергей Заика, расположившийся со своими пчелками вдоль трассы Ставрополь-Александровское. – Это раньше за сезон мы два-три раза переезжали. А сейчас все время приходится менять поля из-за химических обработок».

«А сколько пчел гибнет из-за химии? Раньше агроном ни за что не начнет обработку, пока не объедет все поля и не предупредит пчеловодов, а сейчас», – махнул рукой остановившийся с пасекой неподалеку ставрополец Николай Анисимов. По его словам, в наше время у пчел стало больше напастей. Например, их дезориентируют и губят высоковольтные линии электропередач и антенны мобильных телефонов.

Мед у дороги совсем не дешевый, от 350 до 600 рублей за килограмм, в зависимости от сорта. Но можно и поторговаться, снизив цену на 50-100 рублей. Его качество подтверждают результаты химической экспертизы, которая, как подчеркивают пчеловоды, тоже стоит денег.

Попасть на рынок, по словам Сергея Заики, простому пчеловоду не просто. Места заняты спекулянтами, которые скупают мед с пасек по дешевке, а продают дорого, да еще и нередко «бодяжат». Поэтому он и подогнал свою пасеку к трассе, где вообще-то торговать запрещено. «Нас гоняют, но я объясняю: я не торгую, а реализую свою продукцию. Почему всякие шашлыки на открытом воздухе вдоль дорог продавать можно, а закрытые банки с медом – нельзя?», – возмущается Сергей Ильич.

Периодически местные администрации проводят рейды и выписывают штрафы пчеловодам, но эта борьба ведется не слишком активно. Все понимают, что людям надо на что-то жить. Хотя стоять с пасекой у трассы вредно как пчелам, которых сбивают машины, так и меду, теряющему свои качества при постоянном подогреве на солнце.

Жалобы наших собеседников на отсутствие доступа на рынок в Ставропольском краевом обществе пчеловодов опровергают. «Не правда, они просто не хотят там торговать, потому что нужна декларация соответствия, с каждой фляги нужно сдавать анализ на мед в лаборатории рынка и надо платить за место, – заявила в комментарии «Кавказской политике» руководитель организации Ирина Дзизенко. – Они не хотят за это платить, вот и все».

Сын Сергея Ильича Виктор тем временем реализует мед на медовой ярмарке в Ставрополе, в парке Победы, но там, как поясняет отец, много продать не удается. Главная проблема, по словам пчеловодов, отсутствие спроса. «Люди мед мало покупают. Вы бы написали, что мед полезен, и чтобы его больше кушали», – просят кочевые пасечники.

Пчел меньше, а меда больше

По статистике в России меда едят раза в три меньше, чем в Германии, Греции и даже на Украине – около 300 грамм в год на человека, хотя есть и страны, которые отстают от нас по потреблению меда. Тот же Китай, который в последние годы активно поставляет нам белый мед, на который пчелы даже не садятся, потребляет всего 200 граммов в год на человека.

Потребление меда в России в последние годы растет, как и его производство. На Ставрополье за пять последних лет товарного меда стало в 1,5 раза. В прошлом году его насчитали 2820 тонн. Но пчеловоды статистике Минсельхоза края не верят. «Пчелосемей становится меньше, и пчеловодов тоже, – утверждает Николай Анисимов. – Молодежь этим заниматься не хочет. Не каждый готов все лето на жаре без еды и воды сидеть. Я вот уже два месяца дома не был».

Информацию о сокращении количества пчел на Ставрополье подтверждают и в краевом обществе пчеловодов. «Количество пчелосемей действительно сокращается, пасеки погибают, молодые пчеловодством не занимаются, – отметила Ирина Дзизенко. – Все держится на стариках, а их все меньше».

Начинать этот бизнес с нуля – дорого. «Это недешевое занятие. Надо купить лекарства, вощину, рамки, медогонку, прицеп, и из молодых мало кто себе это может позволить, – пояснила Ирина Александровна. – Наша семья сейчас стала обзаводиться хорошими прицепами, но мы уже 35 лет этим занимаемся, и у нас 200 семей. А начинающим трудно. К тому же ГАИ сейчас требует техпаспорт на прицеп, регистрационные знаки. Если раньше это можно было недорого оформить в Союзе пчеловодов, то сейчас в ГАИ это обойдется в 5-10 тысяч рублей. Не тянут это молодые. Да и не интересно это им, наверное. Вот сейчас на ярмарке они могут реализовать по нормальной цене, а в селах мед дешев, на доходы с 30 семей не проживешь. Чтобы прокормить семью, человек должен иметь хотя бы 70-80 семей, а это две телеги. И кроме того, раньше в селе Московском было специализированное училище, а сейчас его закрыли, и пчеловодов фактически нигде не готовят. В аграрном университете в Ставрополе тоже нет такого факультета. У меня сын там учится, но пчеловодство они изучают только как отдельный предмет. И у нас вообще пчеловодства как отрасли не существует. Льготные кредиты, как на птицеводство, например, на него не предусмотрены. Сейчас в Москве подписали закон о пчеловодстве, может быть, что-то изменится».

Рост производства меда глава краевого общества пчеловодов объясняет появлением на нашем рынке «белого китайского меда», который закупают, перерабатывают и фасуют здесь российские компании. «Они получают фальсификат, которого у нас сейчас полно. У нас есть и свои белые меда – липа, акация, но их мало и они выглядят совсем не так. А китайский напоминает какое-то месиво, очень вкусное, иногда зеленого цвета из-за добавления прополиса. Причем они подделывают и диастазное число, и пыльцевые зерна закладывают. Только очень углубленный анализ в Москве может доказать, что это не мед. Мы на своем уровне бороться с ним не можем».

Стоит «китайский мед» дороже российского, около тысячи рублей за килограмм, поэтому смысла покупать этот фальсификат, пусть даже экзотических оттенков, нет никакого. Уж лучше сходить на ту же медовую ярмарку в Ставрополе, организованную союзом пчеловодов, и купить какой-то редкий вид российского меда, например дягилевый, каштановый или кипреевый. Они могут стоить до тысячи за килограмм, но их и насобирать пчелам не просто. А можно обойтись простеньким разнотравьем, подсолнечником или расторопшей за почти символическую плату. «Да, липа или акация, за которыми нужно поехать в Краснодарский край или Ростовскую область, будет стоить 500-600 рублей за килограмм, а те меда, которых мы много качаем, начинаются от 200 рублей за килограмм, и любой человек может их купить без обмана и фальсификата на нашей выставке», – заверила Ирина Дзизенко.

Сегодня, в Медовый Спас, выставку-ярмарку меда в Парке победы Ставрополя освятит батюшка, и нести оттуда в храм банки с душистым нектаром будет не обязательно. Если же кто-то не успеет освятить 14 августа купленный в других местах мед, сделать это можно будет и на Яблочный Спас, 19 августа. Впрочем, целебные свойства меда от этого обряда не меняются. Как было сказано в старинном русском лечебнике, «мед – есть сок росы небесной, который пчелы собирают с цветов благоуханных и оттого имеют в себе силу многу и угоден бывает к лекарству от многих болезней».

Смотрите также: Новости Новороссии.