Петр Акопов: приезжайте к нам на Колыму

Если двести лет назад в Россию бежали мальтийские рыцари и иезуиты, то в скором времени у нас смогут найти убежище обычные европейцы, не желающие жить под диктатурой толерантности.

Депутат питерского Заксобрания Виталий Милонов обратился к главам МИДа и ФМС с предложением рассмотреть возможность упрощения процедуры предоставления вида на жительство и гражданства России «для лиц, права которых на жизнь в соответствии с традиционными культурными и духовными ценностями умышленно и принудительно ущемляются со стороны государственно-бюрократического аппарата их родных стран».

В качестве одного из примеров такого ущемления депутат привел недавний случай в одном из германских городов, где отца семейства приговорили к штрафу за то, что его дочь-младшеклассница пропустила несколько уроков полового просвещения. Когда он отказался платить даже уменьшенный штраф, его задержали, и ночь он провел в полиции. Милонов подчеркнул, что верующим людям фактически навязывают секс-пропаганду – «государство обязывает каждого ребенка в 6–8 лет изучать за школьной партой отборнейшие образцы эротики и порнографии», к тому же эти уроки ведутся с учетом строгого принципа толерантности по отношению к секс-меньшинствам. «Из-за подобного давления многие такие семьи все чаще задумываются о переезде в место, где их не будут заставлять быть толерантными к пороку и греху, учить своих детей уважать выбор наркомана с 20-летним стажем, улыбаться престарелому педофилу или говорить, что инцест – это нормально», – говорит Милонов, подчеркивая, что именно Россия могла бы стать для таких семей хорошим выбором.Это на самом деле очень хорошая идея. И дело тут не просто в сиюминутном, хотя и громком пропагандистском эффекте – ведь кроме Депардье, бежавшего от налогов (но при этом действительно любящего Россию), чем дальше, тем больше можно будет найти известных людей, ищущих физического спасения от идущей в Европе апостасии – а в том, что поиски убежища в будущем действительно станут актуальной проблемой для многих обычных европейцев. В обозримом, не таком уж и далеком будущем.

Происходящее в Европе – да и в целом в еще вчера называвшем себя христианском мире – все больше напоминает пророчества Апокалипсиса. Это видео из Аргентины, где толпа беснующихся лесбиянок и прочих представителей ЛГБТ атакует католическую молодежь, защищающую свою церковь, уже не вызывает того шока, как если бы подобные кадры появились двадцать лет назад. Европейская цивилизация, уже отказавшаяся даже в конституции объединенной Европы от простого упоминания своих христианских корней, незаметно попадает под диктатуру толерантности, гораздо более страшную, чем любая из известных ей в прошлом – хотя бы потому, что она будет закрепляться с помощью глобальных и отделенных от человека средств технического контроля (как над жизнедеятельностью каждого индивидуума, так и над его разумом и чувствами – до обязательного вживления чипов уже при рождении остались считанные десятилетия). Конечно, европейцы, убаюканные пропагандой терпимости и обществом потребления, еще попытаются восстать – но шансов на победу у них немного.

Проигравшие, и те, кто уже ясно осознает наступление диктатуры, будут основывать собственные коммуны, отделять территории, создавать убежища, одним словом. Но в тесной Европе далеко не спрячешься. Так что многие просто побегут из дома в разные части света – туда, где можно жить по-человечески в буквальном смысле этого слова. И возможные потери в уровне жизни при этом вовсе не станут помехой – вера, да и просто инстинкт сохранения вида, гораздо сильнее.

Европа не раз видела массовый исход своих граждан – причем не только по экономическим или национальным причинам, но и по вполне религиозным, мировоззренческим. В 17 веке преследуемые в Англии пуритане устремились в США, создав там Новый Израиль, свой «Город на холме» (попутно колонизация Америки привела к почти полному уничтожению местного населения). Сейчас бежать в США бессмысленно – в этой ветви евроатлантической цивилизации торжество толерантности наступит еще быстрее, чем в Старом Свете. Уезжать в Африку или Азию, где прекрасно помнят все прелести господства «цивилизаторов», и откуда в итоге пришлось бежать, белому человеку тоже не придет в голову – так что кроме пустынной Австралии останется только Россия, чьи пространства и народ всегда спокойно принимали мирных переселенцев из Европы.В основном, конечно, люди ехали к нам в поисках хлеба насущного – как сотни тысяч немецких крестьян, переселившихся при Екатерине Второй и Александре Первом, как множество военспецов в 18 веке или инженеров в 19-м (например, среди моих предков – итальянский шахтер с Сицилии, перебравшийся с семьей в Донбасс). Но и идеологических переселенцев хватало – это были не только беженцы-аристократы после великой французской революции (тогда же в России нашли убежище сразу два крупнейших католических ордена – иезуиты, которые были запрещены в Европе, и мальтийцы), но и множество коммунистов, приезжавших в СССР в 20-30-е годы строить первое социалистическое государство на земле.

После краха СССР мы стали территорией для охоты западных финансовых спекулянтов и предприимчивых менеджеров – сотни тысяч их прошли через Москву в поисках наживы и головокружительных карьер. Только им на Западе и была интересна «эта странная страна», открывшая все возможности перед пиратами. Но их время уходит – по мере того, как мы постепенно берем дело в свои руки – уйдут и они. И одновременно на Западе все больше людей начинает видеть в России заповедную землю – уже не в плане экологии (и такие переселенцы уже есть), а в духовном и моральном измерении.

А ведь для того, чтобы посмотреть на России непредвзятым взглядом, западному человеку нужно проделать колоссальную работу над собой – преодолеть накопившиеся веками русофобские стереотипы и дополняющую их антисоветскую пропаганду. Насколько же должно быть тревожным положение у традиционных европейцев, если они способны на это? Ведь СССР они многие годы считали оплотом не просто безбожия, но и обществом, построенным на отрицании всех фундаментальных основ человеческого бытия. Тем же американцам постоянно внушали, что коммунисты это едва ли не другой биологический вид (что, впрочем, вполне в духе англосаксонских теорий расового превосходства) – отсюда, кстати, и слова Хиллари Клинтон о том, что у Путина, как у бывшего сотрудника КГБ, по определению не может быть души.

И вдруг – свет с Востока. Многие европейские католики, как и представители правых и националистических партий, приезжая в Москву говорят: только на вас, русские, и надежда. Только вы и остались традиционалистами, защищаете семью, веру и право народов на их собственный национальный уклад. И это при том, что мы только приступили к процессу освобождения от тотальной пропаганды либерального «все дозволено», и лишь начинаем сами внятно формулировать никуда не исчезавшие фундаментальные смыслы русского бытия.

Да, пока это лишь отдельные голоса с Запада, дальше их будет больше – но хора не будет. Ведь европейские правые, национальные силы очень различаются по своей сути – там есть и консервативные традиционалисты, и верующие, но есть и совершенно «продвинутые» либертарианцы, спокойно сочетающие в себе принадлежность к ЛГБТ-сообществу с этническим национализмом. Понятно, что для голландских националистов Россия в первую очередь это страна, где «убивают геев», а не страна, которая стремится не только не допустить расчеловечивания того, кто сотворен по образу и подобию, но и сохранить за каждой нацией право на ее самобытное существование, не дать глобализаторам ликвидировать многообразие цивилизаций. Поэтому они скорее поддержат инициативу по предоставлению в Голландии права на убежище всем российским геям, преследуемым на родине (о чем уже пошли разговоры), чем соберутся переселяться на Урал.И слава Богу – тем более, что и без них найдется немало желающих: католики, обычные консервативные бюргеры, крестьяне, которые не захотят сажать только генномодифицированные семена, учителя, которые не захотят учить тому, что нет добра и зла, мужчин и женщин, врачи, которые откажутся заниматься эвтаназией, художники, которые не захотят переквалифицироваться в акционистов…

А уж если мы к тому времени сумеем еще и переделать наш собственный экономический строй «в соответствии с традиционными культурными и духовными ценностями», то есть сделать его справедливым и солидарным – чему сейчас мешает то, что именно эти ценности все еще продолжают «умышленно и принудительно ущемляться со стороны государственно-бюрократического аппарата», точнее той его части, что пропиталась духом наживы и никак не может поверить в то, что новый курс Путина это всерьез и надолго – то тогда к нам потянутся не только европейские традиционалисты. Но и те настоящие европейские левые, национальные левые, для которых источником поиска модели социального устройства являются идеалы собственного народа, а не переводные книжки теоретиков-космополитов.

Россия всех примет, и интеллигентов, и пролетариев, и аристократию. В свое время немецкие переселенцы в Поволжье немало сделали, а теперь нам надо Дальний Восток осваивать. В поисках места, где тебе не мешают этого делать обезумевшие архитекторы глобализации, можно и на сложной для физического существования Колыме райскую жизнь обустроить.

Смотрите также: Новости Новороссии.