Генеалогический бум

Знать свою родословную – модно или выгодно? Москва переживает настоящий генеалогический бум: кто-то не хочет быть Иваном, не помнящим родства, для кого-то это вопрос престижа, а кое-кто надеется вернуть собственность, отнятую революцией. Спрос рождает предложение – собирать сведения на коммерческой основе помогают профессионалы.

Летопись рода Пузенковых умещалась в нескольких фотоальбомах, пока глава семьи Леонид Пузенков не наткнулся на фото своего деда с сыновьями. Все жители села Измайлово – сейчас это Москва – там и похоронены, но и на родовых памятниках, и в семейной истории – сплошные пробелы.
«Кто же там захоронен на самом деле? Здесь непонятен человек – и там неясно. И я начал искать подтверждение всему этому», — говорит Леонид Пузенков.

Леонид просмотрел уже полторы сотни фолиантов. Научился и разбирать каракули дьячков, заполнявших церковные метрики, и читать между строк.

«Для того, чтобы найти своего деда, я просмотрел не одну, а где-то порядка книг шести. Хорошо, что человек не переезжал никуда, а был зарегистрирован в этом месте, в одной церкви», — продолжает Леонид Пузенков.

Церковь или приход – главный ориентир в толще истории. Аристократов ищут в архивах дворянских собраний, священников – в клировых ведомостях, солдат – в рекрутских списках.

Один из самых полных источников информации – ревизские сказки. Фактически это перепись населения. В томах за XVIII и XIX века – очень краткая, но ценная информация: имя, возраст, члены семьи, место, где жил человек.

В компании по составлению родословных – более 25 тысяч списков и метрик. Поэтому семейные древа растят годами. В Москве опять мода на родословные.

«Представитель коммунистической партии в Госдуме пожелал доказать своё дворянство. Оказался хорошим, матёрым крестьянином. Хлебом всю округу снабжал. А человек обиделся, что он не дворянин, и в сердцах бросил исследование», — рассказывает генеральный директор компании по составлению родословных Алексей Коноплёв.

Прибылен и бизнес на предках: семейная энциклопедия стоит до 200 тысяч рублей. Но профессионалы и корни отыщут, если повезёт, века до XIV-го. Самое ветвистое древо – три метра, 12 колен и 600 родственников. Леонид Пузенков пока нашел полсотни «своих», но не оставляет поиски.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.