Чем займется первый полпред губернатора на Ставрополье

Полномочным представителем губернатора Ставропольского края назначен 59-летний Николай Губский. Он считается одним из самых опытных в регионе специалистов по сельскому хозяйству. Причем знает село с разных сторон: работал и в колхозе, и в НИИ, и в аграрном комитете Думы. При этом Губский как политик левых взглядов ставку в своей работе намерен делать именно на «социальные» программы по развитию села. Экономистов и впрямь в этой сфере с избытком: распродали уже все. Пора заново собирать.

Первый пошел…

В понедельник врио губернатора Ставропольского края Владимир Владимиров назначил первого из своих семи полпредов в муниципалитетах края. Напомним, что впервые о введении института полпредов глава региона заявил еще в декабре прошлого года, ссылаясь на опыт соседнего Дагестана, где в конце ноября Рамазан Абдулатипов выделил четыре межмуниципальных «округа» – Центральный, Северный, Южный и Горный округа (в каждый из них входит от 10 до 16 муниципалитетов – городов и районов). Правда, введение новых должностей тогда вызвало бурное возмущение думской оппозиции, о чем КАВПОЛИТ подробно рассказал в статьях «Кто шатает вертикаль» и «Супермен наоборот».

И вот поиски кандидатов на должности полпредов затянулись на целых три месяца – губернатор искал людей, которым мог бы всецело довериться при работе с муниципальными чиновниками. Назывались самые причудливые кандидатуры, в частности бывшего депутата краевой думы, а ныне совладельца концерна «Югроспродукт» Алексея Яшкунова и бывшего спикера краевой думы от «Справедливой России», ныне заместителя гендиректора компании «Ставрополькрайгаз» Андрея Уткина. Хотя очевидно, что попытка встраивания в новую «вертикаль» власти олигархов и лоббистов непродуктивна и даже вредна.

Полпредами губернатора должны быть люди, которые не включены в орбиту мощных групп влияния. И первая же кандидатура полпреда наблюдателей порадовала. Это 59-летний Николай Губский, который будет курировать северо-западные районы Ставрополья. Правда, он пока что затрудняется назвать конкретные территории, которые попадают в поле его «внимания»: по словам Губского, известно лишь, что его штаб-квартира будет располагаться в селе Донском, центре Труновского района. Вероятно, все еще решается вопрос, стоит ли «подчинять» Губскому Красногвардейский район, на который продолжает претендовать упомянутый выше Алексей Яшкунов.

Взлеты и падения полпреда

На следующий день после назначения, во вторник, Николай Губский собрал журналистов, чтобы рассказать о своих будущих планах. Ведь человек он для Ставрополья не новый, и прекрасно знает ситуацию на местах: он родился и всю трудовую деятельность провел именно в крае. И вся его биография связана именно с сельским хозяйством, которое является краеугольным камнем для северо-запада Ставрополья.

Губский родился в Георгиевском районе, закончил Александровский зооветеринарный техникум, затем, в 1982 году — Ставропольский сельскохозяйственный институт по специальности «Зоотехния», работал научным сотрудником в Северо-Кавказском НИИ животноводства. Десять лет проработал в Министерстве экономики края, добравшись до должности заместителя министра.

Однако пик его политической карьеры – это депутатство в Государственной думе России, куда Губский попал в 1999 году по партийному списку «Отечество – вся Россия» (будучи, кстати, тогда председателем регионального отделения «Аграрной партии России» и членом ее Центрального совета). В парламенте он снова вошел в состав комитета по аграрным вопросам. Однако за четыре года депутатства, впрочем, Губский стал соавтором лишь одного-единственного законопроекта – поправок к Федеральному закону «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», которыми бы исключалась возможность совершения сделок с земельными долями на основании доверенностей. Правда, законопроект был отозван самими авторами.

Затем Николай Губский повторно участвовал в думских выборах в 2003 году одновременно и по партспискам «Аграрной партии», и как одномандатник по Георгиевскому округу, где набрал лишь 2,15% голосов (проиграл нефтяному лоббисту Александру Ищенко). Затем он продолжил работу в аппарате краевой думы – начальником отдела по обеспечению деятельности комитета по сельскому хозяйству и землепользованию. Эту должность и занимал до понедельника.

Как умирает русская деревня

Свое политическое кредо Николай Губский изложил в интервью, данном автору этих строк восемь лет назад. «Личные и узкокорпоративные интересы – важнейшие для любого представителя российской правящей элиты. Разнится только масштаб… Посмотрим на нынешнюю Госдуму России: чьи она интересы выражает? Большинство – у «Единой России», за которой стоит класс собственников и управленцев. Такая Госдума просто не может быть выразителем интересов народа. Все избирательное законодательство России направлено на то, чтобы в политику приходили в первую очередь «денежные мешки»».

Помню, Николай Васильевич в той беседе много цитировал Ленина. Но при этом оказался сторонником создания в России парламентской республики (вместо существующей президентской) и либерализации думских выборов.

Однако самой интересной показалась мне вот эта его мысль: «Основа обновления России – это прежде всего село. Именно здесь наши национальные традиции, ценности, наша исконная вера и духовность остались не тронуты цивилизацией. Именно село, на мой взгляд, и должно стать одной из основ формирования нового среднего класса… Село – это и кузница новой элиты. Взять любого председателя колхоза, он знает и как свадьбу справить, и как трубы поменять, и как коров доить. Вот яркий пример – президент Белоруссии Александр Лукашенко, бывший председатель колхоза. К нему как к политику можно относиться по-разному, но одного у Лукашенко не отнять – он прекрасный управленец».

Губский не изменяет своему политическому кредо и сейчас, восемь лет спустя. Проблемы села он видит главными для всего Ставрополья, о чем он подробно рассказывал журналистам на своей первой в новом статусе пресс-конференции. Свою миссию на посту полпреда он определил так: «Нам надо не потерять крестьянина». И привел пример регионов Нечерноземной зоны России, где, по его словам, более 40 млн гектаров сегодня заброшены после массового исхода крестьян. Бросая свои родные деревни, молодежь уезжает в Москву и в города поменьше. А старики просто умирают…

Статистика: к числу «умирающих» (с населением меньше ста человек) относится каждая десятая из 735 деревень и поселков Ставрополья. Больше всего их в Ипатовском, Новоселицком и Минераловодском районах. И это данные Всероссийской переписи 2010 года, а на сегодня ситуация могла стать еще драматичнее.

Возможен ли «сельский» ренессанс?

«Люди в отдаленных городах (и даже не самых мелких) не живут, а выживают. Хлеб привозной, закрываются фельдшерско-акушерские пункты, сельские школы, которые всегда были центрами жизни… Подобный подход к вопросам провинции – губителен для России с ее огромными просторами, где каждый населенный пункт – это как реперная точка на карте, фиксирующая присутствие государства, нации. Выжив всех людей из сел в города, власти просто потеряют страну», – считает научный руководитель пятигорского НИИ разработки глобальных проблем межконфессиональных отношений, этнополитики и этнокультуры Юга России, профессор Сергей Передерий.

Вот и по мнению Николая Губского, возрождение ставропольского села невозможно без комплексной программы по строительству объектов «социалки», коммунальной и дорожной инфраструктуры. Задача власти – помогать людям закрепиться там, где их «корни». Ведь эти люди – носители традиционного уклада жизни, который складывался веками. А это та нематериальная субстанция, которая для выживания нации намного важнее, нежели бюджетные расходы. К сожалению, понимание этого сегодня только лишь приходит к элите Ставропольского края, которая прежде была готова лишь «тащить» и «рвать».

На вопрос, в чем он будет видеть свои практические задачи в должности полпреда, политик ответил так. «Если коротко сказать – быть проводником политики губернатора, быть связующим звеном правительства Ставропольского края с муниципальными органами не только районов, но и поселений. Ни в коем случае нельзя это понимать как [должность] очередного контролера, надсмотрщика за главами городом. [Полпред] это совершенно противоположное – помощник для глав всех уровней».

Инженеры истории

Расстроило лишь, что Николай Губский не уставал рассыпать комплименты и похвалы Владимиру Владимирову (кстати, единороссу) по всяким поводам. Но все равно впечатление популиста он не производит. Признался журналистам, что лично знает большинство районных и сельских глав Ставрополья, поэтому для него нет необходимости в «дипломатической» прелюдии. Хотя и намерен он для начала провести экономический анализ проблем, которые существуют в подведомственных ему районах.

«Я буду стараться доносить до губернатора о тех проблемах, которые носят системный, а не частный характер. И надо танцевать от печки: наводить порядок с землей», – сразу обозначил он главную точку приложения своих усилий. Прекрасно, что в окружении Владимирова появился еще один трезвомыслящий политик (что называется, «от сохи»), который понимает истинную причину всех проблем современного Ставрополья.

По словам Губского, именно земельные споры и являются первопричиной конфликтов, которые затем в массовом сознании «маркируются» как межэтнические. Он привел пример недавней поножовщины в поселке Октябрьский Грачевского района, где пришлый дагестанский чабан застрелил местного, коренного фермера. Эта ситуация приобрела всероссийский резонанс, обсуждали ее даже в студии передачи Аркадия Мамонтова «Специальный корреспондент». Конечно, в специфичном для Мамонтова ключе, через архетип «Свой – Чужой».

Николай Губский журналистов, напротив, заверил, что никаких этнических «ярлыков» наклеивать не намерен. И призвал пишущую братию встречаться с ним как можно чаще: чтобы и он сам рассказывал им о проблемах региона, и выслушал мнение журналистов.

Многие мои коллеги-журналисты с брифинга Губского, впрочем, расходились разочарованными: ждали жестких заявлений и обличительных речей. Видимо, чтобы наскоком – и сразу в светлое будущее. А по мне, так первое назначение полпреда – несомненная удача Владимирова. Ставропольское село истосковалось по людям, которые его искренне любят и понимают. И не будут протяжно скулить об очевидных проблемах, а вместо того, сжав зубы, сядут разрабатывать конкретные, прикладные методы решения. Не хватает нам инженеров истории.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.