Из «мобильного рабства» в «мобильную кабалу»

Принятие поправок в федеральный закон о правилах оказания услуг подвижной связи, устанавливающих порядок перехода абонентов от одного оператора к другому с сохранением номера, некоторые пользователи уже сравнили с отменой крепостного права. Ведь, как и в случае с крестьянской реформой 1861 года, отмена «мобильного рабства» в России XXI века означает лишь набор неких декларативных ценностей, не имеющих особого смысла без реализации ряда других прав и свобод.

Вопрос о ликвидации «мобильного рабства» в том или ином виде поднимался в России с 2005 года. На тот момент принцип переносимости номеров мобильной связи (Mobile Number Portability) был реализован в ряде ведущих стран мира, и его сторонники, ссылаясь на международный опыт, требовали догнать Запад. Противники, то есть операторы сотовой связи, апеллируя к той же западной практике, говорили о крайне небольшом проценте тех, кто воспользовался открывшимися возможностями, а стало быть, о нерентабельности принятия такого рода правил.

Тем не менее, невозможно не согласиться с тем, что большинство абонентов, не удовлетворенных качеством услуг своего оператора, были вынуждены оставаться на контракте именно в силу привязки к своему телефонному номеру. Отсутствие же этой пуповины могло бы дисциплинировать операторов, вынужденных прилагать дополнительные усилия к обеспечению лояльности абонента.

Согласно результатам проведённых исследований, после внедрения MNP цены на услуги связи действительно снижались. Пусть и не глобально, а в среднем на 4-6%, но они всё же падали. Так что операторы действительно были вынуждены сделать шаг в сторону своих клиентов. Другое дело, что компаниями предпринимались и контрмеры по удержанию абонентов в виде льгот на предоставление долгосрочных контрактов с высокими штрафами за их досрочное расторжение, субсидирования покупки телефонов и т.п.

В целом же, отмечая положительное влияние MNP на конкурентную среду, эксперты говорили о крайне небольшой экономической выгоде абонентов и, как следствие, росте показателя их оттока лишь в краткосрочной перспективе (около одного года). Здесь, скорее, речь шла о реализации права граждан на свободу выбора. Однако эта свобода оказалась достаточно фиктивной.

Согласно установленным правилам, ничто не мешает пользователям поменять своего оператора при условии отсутствия долгов перед старым. Собственно, фактор задолженности является единственным формальным ограничением для клиента. Хотя он же таит в себе и определённые подводные камни. Когда, например, уже после свершившегося перехода старый оператор получает от своего роумингового партнера или провайдера дополнительных сервисов данные о том, что абонент задолжал за их услуги. В этом случае абоненту придётся в кратчайшие сроки долг оплатить, иначе договор оказания услуг с оператором-реципиентом может быть расторгнут. А это значит, что клиенту предстоит, как минимум, потратить время на выяснение причин появления задолженности, которая, как известно, не всегда является следствием осознанных действий пользователя.

Вообще, на операцию по переходу от одного оператора к другому закон отводит восемь дней, что может повлиять на выбор абонента. Также определённые ограничения на свободу выбора налагает возможность смены оператора с сохранением текущего номера лишь в пределах одного региона.

Пользователи мобильных сетей опасаются и ещё одного подводного камня, связанного с переходом. Дело в том, что сейчас многие операторы практикуют в своих тарифных планах введение бесплатного внутрисетевого общения. И возможен вариант, когда звонящие не смогут правильно идентифицировать оператора своего собеседника, что повлечет за собой непредвиденные расходы. Так что для обеспечения полной свободы необходимо не только предоставить возможность миграции абонентов от оператора к оператору, но и обеспечить комфортную реализацию этой самой свободы без ущерба для их кошельков.

Ещё одним серьёзным ограничителем свободы общения является наличие национального роуминга. Не секрет, что многие из нас довольно активно перемещаются по стране, однако свобода перемещения опережает свободу общения. Оказываясь в другом регионе, мы стараемся свести общение по телефону к минимуму – экономим на звонках, а то и вовсе избегаем пользоваться мобильной связью, потому что действующие в роуминге тарифы способны разорить кого угодно. В некоторых случаях мы просто покупаем местную «симку», которой пользуемся всего несколько дней, одновременно с этим увеличивая базу «мёртвых» телефонных номеров.

Между тем, вполне справедливым и логичным выглядело бы использование единого тарифа на территории всей страны. Как, например, в США или в Европе, где цены на связь в роуминге обладают постоянной тенденцией к снижению, а сейчас и вовсе идёт работа по устранению такого понятия, как роуминг. Отечественные операторы кивают на отсутствие телекоммуникационной инфраструктуры. Так что высокая цена за обеспечение связи в роуминге, объясняют они, это своеобразная плата за развитие этой самой инфраструктуры. Правда, не очень понятно, почему такое развитие должны оплачивать находящиеся в разъездах абоненты.

Собственно, внутринациональный роуминг и есть самое настоящее мобильное рабство, затрагивающее интересы абсолютного большинства граждан России. И средства, получаемые операторами от наших звонков в роуминге, являются теми самым сверхдоходами, от которых операторы не могут отказаться. Допустить миграцию телефонных номеров, которая, судя по всему, не слишком влияет на итоговую базу абонентов (объёмы ушедших и пришедших клиентов будут идентичными) – пожалуйста, а вот роуминг…

Впрочем, в Минкомсвязи вроде бы говорят о готовящихся изменениях в законодательстве, отменяющих понятие внутрисетевого роуминга. То есть, приехавший в другой регион человек, сможет разговаривать либо по местным, либо по установленным для его региона тарифам. При этом связь на междугородние звонки останется прежней.

Это, конечно, не предел мечтаний, поскольку гораздо логичнее выглядела бы полная отмена дополнительной платы за национальный роуминг. И здесь вопрос не столько в развитии сетей, сколько в договороспособности операторов.

Но, если это удалось осуществить в Евросоюзе, где со следующего года отменяется плата за роуминг на всей его территории, то почему бы не воспользоваться европейским опытом? Вот тогда-то действительно появится повод говорить о подлинном отказе из «мобильного рабства».

Смотрите также: Новости Новороссии.