Россия: мусорный бакс

Свалки отходов вокруг крупнейших российских городов растут на 235 млн. кубометров ежегодно – это стало реальной проблемой для экологии и здоровья людей. Президент прописал стране реформу «мусорной отрасли», которая годами кормила местные элиты. Неудивительно, что Росприроднадзор признал раздельный сбор мусора неэффективным. Зато дан зелёный свет строительству мусоросжигательных заводов, число которых на Западе сокращается уже 20 лет в силу их вреда и дороговизны. А заплатят за реформу, как обычно, простые россияне: импортёров товаров обложат новой пошлиной.

Расходы на отходы

По развитию мусорного бизнеса Россия находится на уровне стран Африки. Исследование агентства Cleandex в 2010 г. показало, что в России всего девять морально устаревших заводов по сжиганию или переработке отходов, плюс ещё 37 – мусоросортировочных. Зато свалки вокруг российских городов занимают 2 тыс. кв. км и растут на 5% в год. Это две территории Москвы, заваленные чем попало: тут и просроченные консервы, и фильтрат с какого-нибудь завода.

– Мусор горит практически постоянно, хотя это и не всегда заметно глазу, – рассказывает сотрудник одной из свалок под Петербургом. – Горы отходов достигают 10 метров над землёй, внутри кучи температура может быть под 70 градусов, и арбузы растут. Когда пламя пробивается наружу, пожарных стараемся не вызывать, гасим своими силами. Потому что за пожарными приедет какая-нибудь комиссия, обнаружит в кучах строительный мусор или повышенный радиационный фон – и влепит штраф. Мусор ведь нужно сортировать, а валят всё подряд.Мусорный бизнес в регионах чаще всего сконцентрирован в руках бизнесменов, близких местной власти. А значит, и контроль за их деятельностью будет щадящим. Взять, например, Мурманскую область: объёмы мусора, поступающего на две свалки Печенги и Заполярного, оцениваются в 6–7 млн. рублей в год. А за аренду свалки Заполярного платится всего 640 тысяч.

В ноябре 2011 г. конкурс на обслуживание свалок выиграло некое ООО «Экоплан», по условиям, имеющее опыт работы, спецтехнику и обязавшееся привести свалку в соответствие нормам. Реально «Экоплан» зарегистрирован за несколько дней до конкурса, а последующие проверки природоохранной прокуратуры и областного комитета по благоустройству показали: отходы по классам не сортируются, спецтехники не видно, границы свалки не обозначены, отходами завалены соседние леса. Дважды «Экоплан» оштрафовали за это на… 4 и 9 тыс. рублей. Ещё 4 тыс. пришлось заплатить руководству «Экоплана», когда выяснилось, что фирма вывозит мусор вообще без лицензии на этот вид деятельности.Вывозом мусора в 15-тысячном городке Никель занимается ООО «Рунор», которое получает за это от муниципалов 470 тыс. рублей в месяц – для провинции это неплохие деньги. Директором ООО «Рунор» и ООО «Экоплан» является Александр Мызников – предприниматель, не чужой местным властям.– В провинции рентабельность мусорного бизнеса высочайшая, потому что подразумевает просто вывоз отходов на полигон, где они гниют десятилетиями, – говорит Дмитрий Козырев из Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. – В развитых странах на переработке отходов давно научились зарабатывать. А у нас вокруг свалок плодятся только полукриминальные пункты приёма металлов, шин, стекла, которые таскают бомжи. В России на переработку попадает всего 8% автомобильных шин – это меньше, чем в африканских странах. Лучше всего дело обстоит с макулатурой – 40%. Но это всё равно вдвое меньше, чем в Европе.

Чужие здесь не возят

Если в регионах власти стараются минимизировать расходы на отходы, то в столицах всё наоборот. Москва вскоре может стать единственным городом мира, вокруг которого построено аж девять мусоросжигательных заводов (МСЗ). В Петербурге до 2010 г. планировали иметь четыре. Сумбур в эти планы внёс скандал: в СМИ появились публикации, что завод в Левашово будет возводиться греческой компанией, директором по развитию которой работает Алексей Полтавченко, сын петербургского губернатора. Некоторые эксперты сочли контракт с греками кабальным для города: Смольный вложит в проект 110 млн. рублей, да ещё и обеспечит его работой (350 тыс. т мусора в год) на 30 (!) лет по весьма привлекательным тарифам. В 2011 г. петербургские власти заявили было, что передумали строить заводы, но ещё через год всё вернулось на круги своя.

В 2013 г. Росприроднадзор на основе докладов комиссии РАН и вовсе пришёл к выводу, прямо противоположному опыту стран Европы: раздельный сбор мусора неэффективен, его рекомендуется сжигать.В размещённом на сайте докладе говорится, что нужно «ограничиться организацией сбора только тех вторичных ресурсов (стеклянные бутылки, металлические банки), которые востребованы и переработка которых экономически выгодна…». Опыт Петербурга, где на раздельный сбор мусора потратили 8 млн. рублей, признан неудачным. Хотя ничего путного не получилось лишь из-за чиновничьих проволочек: то площадок нет, то вывозить некому.– В мире существует три пути ликвидации отходов: сжигание, захоронение, переработка, – говорит эколог Михаил Поветкин. – Сжигать дороже всего, потому что ни в одной развитой стране не жгут отходы без сортировки. Ведь две трети бытового мусора вообще сжигать нельзя. Продукты сгорания опаснее, чем просто отходы, потому что «освобождаются» все яды – диоксины, тяжёлые металлы – более 400 соединений. Уверения, будто диоксины сгорают при температуре тысяча градусов, – чушь. Заводские ловушки вылавливают пыль и пепел, а по SO2, CO, NOx, НСl фильтруется только малая часть. Исследования в Германии, Австрии, Италии показали, что вблизи МСЗ случаев рака лёгких в 3,5 раза больше нормы, уродств у детей – на четверть. За последние 12 лет США закрыли 73 завода. 80% МСЗ мира сосредоточены в Японии, но и там их число сокращается.

Цивилизованный мир давно пошёл по другому пути – в моде концепция Zero Waste. Это буквально «ноль отходов». В мусоре научились видеть продукт: не существует материалов, не пригодных для переработки, – производство таковых просто запрещено. Теперь уничтожение отходов – это не «чёрная дыра» в бюджете регионов, а прибыльный бизнес. Конечно, в Европе давно существуют бачки для раздельного сбора мусора, у населения сформирована соответствующая культура. Но ведь там тоже с чего-то начинали.Вся Европа содрогнулась, когда из-за запрета мафии зарастал в отходах Неаполь: компании по вывозу боялись работать. В России похожие условия созданы уже давно. Из обреза, может, и не застрелят, но к прибыльной нише чужого не подпустят. Работают тарифы, по которым вывозить мусор вдвое выгоднее, чем сортировать: за один загруженный мусоровоз подрядчик получает 20 тыс. рублей – две средние месячные зарплаты в регионе. Упор делается на максимальное освоение средств при минимуме затрат. Точно так же мусоросжигательные заводы выгодны наместникам в регионах, а не жителям.Европейские нормы гласят, что нельзя жить ближе 1 км к МСЗ и даже просто находиться в 300 м от труб дольше получаса. Тем не менее самый мощный российский завод «Руднево» построен в зоне активного жилищного строительства. А от МСЗ №2 – в Альтуфьево, до ближайшего дома – 200 метров.

Запах перемен

Кремль завёлся на мусорную реформу тоже неспроста. А экологические риски, возможно, только формальная причина, раз строят МСЗ в жилых зонах. Отрасль идёт к монополизации, хотя со стороны это и выглядит абсурдно: 20 тыс. предприятий по всей России.

Тем не менее в СМИ просочились слухи о создании «национального оператора» в мусорной сфере. Минприроды опубликовало поправки в Закон «Об отходах производства и потребления», согласно которым производителей и импортёров товаров обяжут платить «утилизационный сбор» в некий негосударственный фонд. В законе планируют прописать норму отчислений для различных групп товаров, от стиральных машин до автомобильных аккумуляторов. Распределять деньги на реформу отрасли будет Национальное объединение саморегулируемых организаций (СРО) операторов по обращению с отходами, главой которого стал Сергей Милушкин.

О том, что борьба за будущие отчисления началась нешуточная, свидетельствует заявление Национального Союза предприятий «Инэкотехнологии» в сентябре 2013 г.: мол, Милушкин больше не является их сотрудником, и его деятельность по созданию объединения СРО не поддерживается. Кстати, одной из целей создания «Инэкотехнологии» в 2010 г. называлась реформа мусорной отрасли. А что появились конкуренты, неудивительно: сборы ожидаются многомиллиардные, а на что тратить, толком не решили.

А значит, есть опасность, что реформа пойдёт по российскому «особому пути»: «утилизационные сборы» с импортёров (до 4% стоимости товара) включат в конечную цену для потребителей. То есть за реформу заплатим мы с вами. На эти деньги у нас под окном построят МСЗ. Для него распишут строжайшие нормы безопасности, которые не будут соблюдаться.

Смотрите также: Новости Новороссии.