Грузия. Религиозный визит с политическим подтекстом

Председатель управления мусульман Кавказа Аллахшукюр Паша-заде 29 августа приедет в Грузию, чтобы отметить свой 65-летний юбилей. Визит состоится по приглашению Католикоса-Патриарха Грузии Ильи II. По сообщениям СМИ, в связи с юбилеем планируется проведение специального заседания и торжественного мероприятия, а также ряд приемов, организуемых официальными лицами Грузии.

Визит главы УМК в Грузию состоится после трех с половиной лет бурных событий, произошедших в жизни мусульман Грузии. Хотя Грузия является преимущественно православной страной, но мусульмане составляют до 10% населения. Они состоят из трех главных групп: азербайджанцы Грузии, аджарцы-мусульмане и кистинцы-чеченцы – жители Панкисского ущелья.

Хронология становления

До 2011 года в Грузии существовала «полуофициальная» мусульманская структура: уже упомянутое Управление мусульман Кавказа. Эта структура существует еще со времен Российской империи и Советского Союза, ее центр размещается в Баку, а Аллахшукюр Паша-заде возглавляет УМК очень давно – с 1980 года.

В 2003 году он вроде был избран пожизненным главой Управления, хотя на этот счет существуют различные мнения. Во всяком случае, с тех пор прошло 11 лет, и Паша-заде вновь остается бессменным главой официальной структуры.

«Полуофициальность» УМК состоит в том, что оно тесно взаимодействовало и шло в русле официальной политики Советского Союза, а потом Азербайджанской республики.

До 2011 года на территории Грузии действовала лишь одна исламская структура, в название которой входило слово «управление». Но в 2011 году по инициативе чиновников правительства Саакашвили было создано «Управление мусульман Грузии» (УМГ). Хотя это и общественная организация, но в число учредителей вошли официальные лица, в том числе депутат парламента от тогдашней правящей партии, заместитель губернатора региона Квемо Картли (населенного в основном азербайджанцами) и др.

Создание этой структуры вызвало недовольство как в Баку, так и среди большинства активных мусульман Грузии. Дело в том, что хотя по закону, принятому в середине 2011 года парламентом Грузии, представители «традиционных религий», в перечень которых вошел и ислам, могут регистрировать религиозные организации, те структуры, за которыми так или иначе стоит государство, имеют явное преимущество в борьбе за обладание мечетями и медресе. Например, то же «Управление мусульман Грузии» записало в своем уставе, что все мечети и медресе Грузии находятся под его «юрисдикцией».

Эта же организация назначила в 2011 году муфтия суннитов и шейха шиитов Грузии. До этого муфтий Аджарии формально подчинялся УМК в Баку, но после учреждения УМГ он переименовался в муфтия Грузии и стал как бы официальным руководителем всех суннитов в этой стране.

Этот факт вызвал возмущение среди активной группы мусульман Аджарии, объединенных в «Союз грузинских мусульман». Представитель этой организации Горгадзе говорил, что за спиной УМГ стоит государство, так как среди учредителей находятся неизвестные для мусульман Грузии люди, и, по-видимому, государство выделяет финансы этой структуре. Также недовольной была часть азербайджанских шиитов, для которых оказалась неприемлемой фигура тогдашнего шейха Вагифа Акперова.

Мусульманская община разделена

Против Акперова выступали как независимая религиозная организация шиитов «Ахль уль-Бейт», так и представители УМК в Грузии. Летом 2011 года часть шиитов выбрала из районов Грузии членов религиозного совета (шуры), которые назначили «альтернативного» шейха – Мир Хусейн Асадова. Тогда же был начат сбор подписей для передачи их в государственные органы с просьбой освободить Вагифа Акперова от занимаемой должности.

В свою очередь, бывший шейх обвинял своих противников в том, что они находятся «на службе у фундаменталистов» и получают деньги из Ирана. Представитель «Европейского центра по вопросам меньшинств» (ECMI) Прасад провел исследование, в котором говорилось, что «Авторитет Акперова среди мусульман Грузии (азербайджанцев) низок, но после того, как часть азербайджанцев узнала о мотивации правительства ослабить влияние Ирана в стране, их настрой стал более позитивным».

После смены власти в Грузии Аллахшукюр Паша-заде попытался найти общий язык с новым правительством. В начале 2013 года он дал интервью телекомпании «9-й канал» (принадлежал Иванишвили), в котором раскритиковал решение прежней власти поддержать создание УМГ, назвав это попыткой «разорвать духовные связи между Грузией и Азербайджаном».

Продолжили сбор подписей против Акперова и представители «Ахль уль-Бейт». Несмотря на то, что бывший шейх категорически отказывался уйти в отставку, утверждая, что он избран на 10 лет, в конце концов, протесты привели к результату: в январе нынешнего года УМГ провело реорганизацию своих структур, одним из итогов которой стала замена В. Акперова на Рамина Игидова, который окончил духовное училище в г. Кум (Иран). Также была введена должность муфтия Восточной Грузии, а бывший муфтий Грузии Джемал Паксадзе стал муфтием Западной Грузии.

Однако и это решение не привело к удовлетворению всех сторон. «Союз мусульман Грузии» вновь выступил с протестом, назвав абсурдным разделение суннитов Грузии на восточную и западную часть.

Что касается шиитов, одна из организаций под руководством Асадова заявила, что новая власть повторяет действия режима Саакашвили, самовольно назначая мусульманам руководителя. Только на этот раз назначает на должность человека, который, в отличие от предыдущего шейха В. Акперова, знаком мусульманам Грузии и имеет духовное образование.

Религия или политика?

Не является секретом, что пертурбации вокруг исламских структур в Грузии преследуют, прежде всего, политические цели. Здесь и попытка контроля над местным мусульманским населением, которое составляет значительный электорат в ряде регионов Грузии, и геополитические игры – отзвуки глобальных процессов.

В исследовании того же ECMI утверждается, что Управление мусульман является по своей сути политической единицей, а не структурой, основанной на исламе. «Многие считают, что созданием этой организации правительство стремится установить еще более тесный контроль над азербайджанской общиной», – говорилось в исследовании.

В свою очередь, правительство отрицает намерение контролировать мусульман Грузии с помощью полуофициальных структур. Министр по вопросам примирения и гражданского равноправия Паата Закареишвили на встречах с противостоящими сторонами постоянно подчеркивает, что государство не будет напрямую вмешиваться в дела мусульманской общины, поэтому собирание подписей для предоставления государственным органам не имеет смысла.

Однако, остается фактом, что УМГ обладает некими полномочиями, в частности, государство выбирает их представителей для диалога и согласования важных вопросов, а «рядовые мусульмане» не могут выбирать своих руководителей, которых фактически назначают непонятные лица, зарегистрированные в качестве учредителей УМГ.

Несмотря на то, что мусульманское население Грузии в целом остается политически пассивным, напряжение вокруг мест компактного проживания мусульман возрастает. В Аджарии постоянно муссируется вопрос строительства мечети в г. Батуми, чего требуют местные мусульмане.

Недавно правительство Грузии объявило, что, по согласованию с муфтием Джемалом Паксадзе, новая мечеть не будет построена, а взамен будет лишь расширена старая мечеть. Это вызвало весьма резкую реакцию аджарских верующих, а один из лидеров «Союза мусульман Грузии» Тариел Накаидзе предупредил премьер-министра Гарибашвили о тяжелых последствиях такого шага.

В Квемо Картли отмечается повышенная концентрация «миссионеров» и представителей спецслужб разных стран, которые пытаются «вербовать» мусульман-азербайджанцев.

Особенно активны Турция и арабские страны, которые распространяют суннизм, и Иран, а также с недавних пор и Ирак, укрепляющие традиционно сильные в этом регионе позиции шиизма.

В этой «борьбе титанов» официальные власти Грузии и Азербайджана пытаются проводить свои интересы. Патриарх Илия II и руководитель УМК Аллахшукюр Паша-заде всегда стояли на страже интересов своих стран, то есть, выступали больше политическими фигурами, чем религиозными. Видимо, их встреча преследует цель согласовать позиции соседних стран (или их властных структур) в нынешнее бурное время активизации радикальных религиозных движений.

Смотрите также: Новости Новороссии.