Москвич с собакой воюет за право жить в кемпере

Корреспонденты АиФ.ru Роман Кульгускин и Екатерина Изместьева встретились с Рафаэлем Гюльбекяном, который уже 1,5 года живет в автомобильном прицепе вместе с собакой и отстаивает свое право жить там, где хочется ему, а не чиновникам. К конфликту подключился и председатель местного автомобильного кооператива Виталий Иванов. По его словам, Рафаэл мешает жителям соседнего дома

«Я с ним говорю не потому, что я ненормальный, а потому, что он все понимает. Он внимательно слушает, что происходит и готов вступиться за меня в любую минуту», — рассказывает Рафаэл, посматривая на рыжего пса породы акита-ину (такой же есть у президента Владимира Путина). «А мы законы не нарушаем, живем и никому не мешаем. Право жить там, где хотим, нам гарантировано двадцать седьмой статьей конституции РФ, — Рафаэл разливает по кружкам дорогой итальянский кофе, который варит тут же на газовой плите. — Нравится кому или не нравится, но мы граждане России — я армянин русский, а он японец русский».

Разговор происходит в кемпере «Кнаус» (автодоме), припаркованном у одного из многоэтажных домов на Профсоюзной улице в Москве. «Так уж получилось, что нас не хотят оставить в покое всякие прохвосты, бездельники, которым нечем заняться. Выступают тут, орут. Говорят, чтоб мы убирались куда подальше».

«С полицией у нас с Яппом (сокращение от полного «Я папин подарок» — прим. Ред) проблем никаких нет, а вот с милицией есть. Бывший милиционер по фамилии Иванов пытается сделать все, чтобы мы убрались отсюда подальше, он говорит, что такие «бомжи» ему мешают. Но я не нарушаю закон. В правовом плане со мной никто сделать ничего не может и не должен», — говорит Рафаэл.

Квартиру в доме по соседству с местом, где теперь стоит трейлер, Рафаэл купил перед финансовым кризисом 1998 года. Успел вовремя распорядиться капиталом и приобрести недвижимость. Но, полтора года назад, после развода с женой, ему пришлось перебраться в трейлер. «Такое могло произойти с каждым», — говорит Гюльбекян и настоятельно просит не расспрашивать его об этом подробнее.

Чуть позже к Рафаэлу прибавился щенок. Его мужчина хотел подарить дочери, но «папин подарок» до ребенка не дошел. «К сожалению, он уже больше не пойдет ни к кому жить, порода такая, собака одного хозяина. Вы видели фильм «Хатико»? Но мы познакомимся и будем дружить и с дочкой, маленькой хозяйкой Яппа, просто он будет жить у меня, а будет ее собакой», — говорит Рафаэл.

В домике на колесах есть все, что необходимо для полноценной жизни. Телевизор, компьютер с выходом в интернет, газовая плита, туалет, душ, пылесос — уборка дважды в день. Сам Япп выглядит чистым и ухоженным. По словам хозяина, у «русского японца» есть все необходимые прививки и документы, и даже диплом выставки «Евразия».

«Кофе и шоколад у меня в подарок от друзей. Мы я Яппом вообще очень общительные, дружелюбные, и не бедные, — рассказывает о своей жизни Гюльбекян. — Я получаю пенсию, как инвалид, плюс немного консультирую в области антиквариата. Умею чинить и настраивать медоборудование». Проблемы с одним из соседей — тем самым милиционером Ивановым — начались давно, но недавно серьезно обострились. A la guerre comme à la guerre — «на войне как на войне: по периметру домика Рафаэл установил систему из камер видеонаблюдения. Газовый баллончик и электрошокер у хозяина Яппа всегда под рукой. «Мой дом — моя крепость, так что в этой войне будем стоять до конца!», — говорит Рафаэл.

Впрочем, несмотря на то, что кемпер посещали официальные делегации из управы, участковый и прочие уполномоченные лица, до радикального силового конфликта дело еще не дошло. Хозяин домика всем заявляет, что он готов беспрекословно выполнить решение суда, если таковое будет вынесено по его перемещению.

Зато активно продвигаются судебные процессы. Сейчас Гюльбекян и два его адвоката ведут сразу несколько — какие-то связаны с исками о защите чести и достоинства, какие-то с другими вопросами. «По-русски могут сказать, что, мол я сутяжник, но я считаю что оставлять безнаказанно обиды — это неправильно. Мои обидчики могут подумать, что им все позволено, или что я их боюсь. Я по происхождению армянин — кавказец, мы люди горячие. Однако я считаю, что надо действовать в правовом поле, не убивать же врагов», — смеется он.

Рафаэл рассказывает, что Иванов не сразу проявил себя с агрессивной стороны. Он даже приходил знакомиться, сказал, что в кемпере здорово. А потом, будучи навеселе, «начал толкать дурные идеи». Рафаэл потребовал от гостя покинуть их с Яппом дом. Где-то через месяц после инцидента Иванов встретил Рафаэла и заявил, что тому надо убираться. «Обозвал меня бомжом и жидом, — рассказывает Гюльбекян. — Мы поругались. Он меня посылал в Израиль, я его — куда-то поближе и покороче».

«Конфликт у него не со мной, — уверяет Виталий Иванович Иванов, — Три года назад он подогнал свою будку, занял 25 квадратных метров площади на проезжей части, это полтрамвая. Самовольно протянул провода к общедомовому электричеству и стал от нас питаться».

По версии Иванова, Гюльбекян оформил фиктивный брак с женщиной, которая проживала ранее в доме 88/20 по улице Профсоюзной — там и стоит автодом — после чего развелся и начал судиться за потерянную жилплощадь. «Его будка действительно мешает выезжать транспорту, — говорит бывший милиционер. — Там действительно опасный перекресток. Каждый год по шесть аварий происходит». Он уверяет, что автомобили, которые паркуются рядом с выездом, стоят там только после шести вечера, а утром хозяева их убирают. На это есть соответствующие договоренности.

Среди прочих претензий, которые выдвигает Иванов Гюльбекяну: выгуливание собаки без намордника, не уборка экскрементов, телефонные угрозы. По словам ветерана правоохранительных органов, Рафаэл буквально «задолбал слать угрозы в сообщениях».

«Он не бедный человек, выходец из известной еврейской антикварной семьи. Они из Эрмитажа нашего много чего повывезли. Ходит со своей собакой пугает детей, пристает. Собрал окрестных алкоголиков в группу поддержки. Ходит их подкармливает», — продолжает Иванов.

«Человек занимает территорию на проезжей части, гадит, ворует электричество. Если государство выдаст ему документ, что он законно проживает на этой проезжей части, то ради Бога. Не будем противоречить российскому законодательству, но иначе это просто дурной пример, — резюмирует «избранный народом» Иванов. — Гюльбекян нигде не зарегистрирован, но электрошокер и газовый пистолет умудрился себе купить. Ходит, угрожает, в конфликты вступает».

Мужчина добавляет, что недавно с его машины сорвали наклейку с портретом Сталина, а Рафаэл, как раз подавал иск, что его этот стикер оскорбляет.

«Мы хотим конфликт решить в нормальном правовом поле. У меня есть государственные награды, ведомственные, а он меня оскорбляет по всякому, — жалуется Иванов. — Что прикажете с ним делать, какие мне, человеку обученному убивать с одного удара, действия предпринимать? Я к нему отношусь, как к больному человеку, несчастному человеку».

Завертелось и закрутилось. По словам Рафаэла, Виталий Иванович пошел жаловаться в управу «Коньково» и привлек на свою сторону местные власти. Зимой к Рафаэлу приходил заместитель главы управы Михаил Смиронов, который, как рассказывает Гюльбекян, «угрожал ОМОНОМ, поджогом, и прочими бедами», если домик не переедет. Позднее с домика-кемпера, силами тогдашней управляющей компании под руководством другого заместителя главы управы — Рафаэл называет фамилию Бигар Ирины Михайловны — в отсутствие Рафаэла, дворниками был порезан пилой замок на колесе кемпера, с целью передвинуть его стоящим не подалеку трактором. В середине марта полковник Иванов, в форме ворвался к соседу, который по дружбе подкючил временно проводом кемпер к своей электрической розетке, чтобы Рафаэл мог заряжать аккумуляторы и поддерживать в морозы тепло в автодоме.

Жестокие морозы, которые сковали Москву минувшей зимой, Япп и Рафаэл пережили отапливаясь газом который привозила по договору газовая компания. А если не было вдруг газа, то выручал японский генератор Нонда,
который работает на бензине.

Были дни, когда щенка приходилось класть в спальный мешок, а вода в миске поутру превращалась в лед. То, что наступила весна и на улице, наконец-то, засияло солнце, Рафаэл видит сплошные плюсы. Во-первых, им с Яппом теперь можно чаще гулять, во-вторых, скоро можно будет купить саженцы и, как в прошлом году, разбить перед трейлером клумбу.

«Я под яблоней буду сидеть, а Япп под вишней-«сакурой» — тут недалеко оба эти дерева растут», — говорит Рафаэл. — «А жить мы будем здесь, так как имеем на это право. Я Яппу поставлю под дерево розовый домик-палатку. Будет вместо конуры».

Смотрите также: Новости Новороссии.