Обыск перед судом

Вмосковской квартире адвоката Мурада Мусаева в понедельник прошел обыск. У него изъяли три компьютера, в которых хранятся файлы с рабочими материалами.Мусаев представляет интересы обвиняемых на процессе по делу об убийстве журналистки «Новой газеты» Анны Политковской, который должен возобновиться во вторник. В конце прошлого года против Мусаева было возбуждено уголовное дело по подозрению в подкупе свидетелей. В интервью радио Свобода Мусаев предположил, что цель обысков – дискредитировать его в глазах новой коллегии присяжных по делу Политковской.

В пресс-службе Следственного комитета РФ подтвердили, что обыск в квартире Мурада Мусаева проводился в рамках возбужденного против него в ноябре прошлого года уголовного дела о подкупе свидетелей. Кроме того, Мусаева подозревают во вмешательстве в деятельность суда. По версии следствия, адвокат совершил преступления в конце 2012 — начале 2013 годов, когда защищал Юсупа Темерханова, обвиняемого в убийстве Юрия Буданова. Следователи полагают, что адвокат уговаривал присяжных и угрожал им, склоняя к отказу от рассмотрения дела.

В январе 2013 года свидетели Руслан Фаталиев и Алесандр Евтухов заявили, что получили по 100 тысяч рублей за дачу ложных показаний. Изначально фигурантом дела стал не Мусаев, а сотрудница его адвокатского бюро. Впоследствии два дела соединили в одно производство. В мае 2013 года Темерханов был приговорен за убийство Буданова к 15 годам лишения свободы (он обжаловал приговор). Процесс сопровождался скандалами. Незадолго до вынесения приговора коллегию присяжных пришлось распустить, потому что из нее решили выйти слишком много заседателей.

В интервью радио Свобода Мурад Мусаев рассказал о прошедшем обыске и предположил, что он может быть связан с возобновляющимся процессом по делу об убийстве Анны Политковской:

— Как вы узнали об обысках, которые проводятся в вашей квартире?

— Я приземлился в Самаре и позвонил родителям, чтобы сказать, что я долетел. И мне сказали, что у меня маски-шоу.
Программа минимум — дискредитировать меня в глазах будущей коллегии присяжных заседателей
— Что вам рассказывали ваши родные? Как проходил обыск? Что там искали? Что изымали? В какой форме общались с родителями?

— Общались, насколько я знаю, довольно вежливо наши правоохранители, что им несвойственно. Что касается того, что они искали, то их интересовали мои компьютеры, в которых находятся мои адвокатские производства по самым разным делам. Они прямо покушаются на адвокатскую тайну.

— Что-то было изъято?

— Да, забрали три компьютера.

— С чем вы связываете обыски?

-Я связываю это с очередной попыткой оказать на меня давление по целому ряду дел. В этот раз очередная серия приурочена к завтрашнему отбору присяжных заседателей по делу об убийстве Анны Политковской. Это еще одна жалкая попытка оказать давление на меня и, я боюсь, довольно эффективная попытка оказать давление на будущих присяжных заседателей.

— А чего добиваются этими обысками? Вас хотят вывести из процесса? Вас пытаются запугать?- Они пытаются нейтрализовать меня. Я надеюсь, они понимают, что запугивать меня — дело бесполезное. Поэтому программа минимум-дискредитировать меня в глазах будущей коллегии присяжных заседателей.Задача максимум — нейтрализовать просто физически. Как далеко они зайдут в этот раз, я сказать не могу. Но с каждой новой попыткой они заходят дальше.

— Как-то эти обыски повлияли на ваши завтрашние планы?

— Нет, не повлияли. Завтра я буду на отборе присяжных.

— На какой стадии находится возбужденное против вас уголовное дело в ноябре прошлого года?

— А Бог его знает. Языком закона — на стадии предварительного следствия. Чем они там занимаются? Почему они решили, спустя год после так называемых расследуемых событий, заявиться в полседьмого утра ко мне домой, где спали взрослые и дети? К шизофренику в голову залезть сложно. Также сложно предсказать очередное действие бесчестного человека. Я знаю, что мне в оппоненты попались подлецы итрусы.

— Вы собираетесь обжаловать эти обыски?

— Конечно, собираюсь. Мои коллеги уже занимаются этим. Я присоединюсь к ним сегодня же вечером, если Господь позволит мне добраться до Москвы.

— Российские СМИ пишут, что одним из поводов проведения митинга против ксенофобии в Москве стало то, что против вас в ноябре прошлого года возбудили уголовное дело. Вы согласны с этой версией? Как-то связываете обыски с возросшим уровнем ксенофобии в России?

— Я не думаю, что атака на меня связана с моей национальной принадлежностью. Для отдельных исполнителей это может быть дополнительным мотивом. Но здесь проблема в моей профессиональной деятельности, а не в том, где я родился. Совершенно очевидно, моим процессуальным оппонентам мешает моя деятельность как адвоката и защитника в целом ряде уголовных дел. Справиться честными методами они не могут. Решили прибегнуть к последнем средству подлеца.

Возбуждение в ноябре прошлого года дела против Мурада Мусаева стало одним из поводов для митинга выходцев с Кавказа в Москве, о котором было объявлено в декабре 2013 года. Провести акцию протеста против ксенофобии планируется в конце января. Кроме того, в поддержку Мусаева высказался глава Чеченской республики Рамзан Кадыров. Процесс по делу Анны Политковской продолжится завтра.

Несмотря на то, что Мурад Мусаев представляет в нем интересы обвиняемых, адвокат семьи Политковских Анна Ставицкая крайне негативно относится к возбужденному против коллеги делу и обыскам у него дома и считает это попыткой психологического давления на Мусаева :

— Я неоднократно говорила о том, что я очень отрицательно отношусь и к возбужденному уголовному делу в отношении Мурада Мусаева, и тем более к обыскам. Я считаю, что никаких доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что Мусаев каким-либо образом подкупал свидетелей, нет.Я как адвокат не могу не тревожиться из-за того, что происходит в отношении другого адвоката. Я считаю, что этовозмутительно.

— Как вы считаете, почему вообще возникло это обвинение в подкупе свидетелей?

— Рассуждать о том, почему они возникли, очень сложно. Я думаю, что здесь может быть много причин. Может быть, кому-то не нравится деятельность адвоката Мурада Мусаева. Может быть, какие-то другие причины. В любом случае, мне кажется, это недопустимо, когда в отношении адвоката проводятся такие действия, тем более, когда недостаточно каких-либо данных о том, что адвокат совершил действия, тем более, по подкупу свидетелей.

— В ближайшее время должно быть продолжено рассмотрение дела об убийстве Анны Политковской. Как обвинения в адрес Мурада Мусаева могут отразиться на дальнейшем ходе процесса?

— На завтра назначен отбор присяжных по уголовному делу об убийстве Анны Политковской. Как известно, Мурад Мусаев защищает одного из обвиняемых по этому делу. Я думаю, что пока подобное поведение правоохранительных органов в отношении Мурада Мусаева только психологически может влиять на адвоката. А как-то фактически его вывести из дела невозможно, потому что это можно сделать только в том случае, если будет вина доказана в суде, и будет вынесен приговор, который вступит в законную силу. Только после этого может идти речь о лишении или не лишении адвокатского статуса. Поэтому, я полагаю, что сейчас никоим образом невозможно вывести Мурада Мусаева из дела. Надеюсь, что он продолжит защищать своего подзащитного в суде. Но, безусловно, это психологически влияет на человека. Ни одному человеку не будет приятно, когда в отношении него возбуждено уголовное дело, тем более, ведутся активные следственные действия, тем более, накануне суда.

Решение о расформировании коллегии присяжных по делу об убийстве журналистки Анны Политковской Мосгорсуд принял 14 ноября прошлого года. Двое присяжных отказались от участие в процессе, сославшись на состояние здоровья и занятость на работе. В связи с их неявкой в коллегии не осталось ни одного запасного. Во вторник 14 января должна быть сформирована новая коллегия присяжных. На скамье подсудимых находятся братья Руслан, Ибрагим и Джабраил Махмудовы, их дядя Лом-Али Гайтукаев и бывший милиционер Сергей Хаджикурбанов. Их обвиняют по статьям об убийстве и незаконном обороте оружия. Журналист «Новой Газеты» Анна Политковская была застрелена 7 октября 2006 года в подъезде своего дома. Причастный к преступлению бывший милиционер Дмитрий Павлюченков заключил сделку со следствием и был приговорен к 11 годам колонии. Заказчик убийства не установлен.

Смотрите также: Новости Новороссии.