Почему в Беларуси не нужна АЭС?

Одним из условий достижения свободного общества является экономическое равенство – равные возможности доступа всех людей ко всем жизненно важным ресурсам. Вода, воздух, почва, другие важнейшие природные богатства Земли и технологии их использования должны принадлежать всему человечеству, использоваться сообща, с учетом интересов не только нынешнего, но и будущих поколений. Недопустимо, когда кто-то: государство, корпорация или отдельная личность, берется решать за НАС с ВАМИ, какие заводы строить на земле, на которой МЫ с ВАМИ живем, сколько и каким способом вырабатывать энергии за НАШИ и ВАШИ деньги для заводов и фабрик, которыми НАС и ВАС лишают права распоряжаться.

За период работы атомной электростанции (около 40 лет) население целого региона подвергается риску страшной катастрофы. Ее последствия будут сказываться тысячелетиями на людях, которым будет уже не с кого спросить за свои страдания. Чернобыль показал, что уже через два десятка лет после аварии население пострадавших регионов оказывается брошенным на произвол судьбы государством, предпочитающим вкладывать деньги в субсидирование новой атомной авантюры. Исследования, проведенные в 2007 году в Германии, показали, что люди, живущие в районе 50-километровой зоне вокруг АЭС, более чем в 2 раза чаще болеют раком крови, сравнительно с общим уровнем заболевших по стране. Особенно опасны малые дозы радиации, которые АЭС выделяют постоянно, для людей, которые уже были подвержены их воздействию (а это большинство населения республики, в результате Чернобыльской катастрофы).

Также АЭС оставляет после себя тысячи тонн радиоактивных отходов, захоронить которые нужно будет на территории нашей страны. Это стоит дорого и подвергает опасности огромные территории. Если в контейнерах с отходами со временем(а опасны они в течении миллионов лет) образуется трещина, то часть отходов попадет в подземные воды и, вполне вероятно, в водоемы(рядом с Островцом находится несколько озер, рек и водохранилищ), что неминуемо приведет к заражению обширных территорий.

«Мирный» атом тесно связан с ядерным оружием и способствует милитаризации страны. Обогащенный уран и плутоний используются для создания атомной бомбы. Даже если белорусское правительство не имеет намерения производить ядерное оружие, всегда есть риск продажи смертоносных «ингредиентов» другим странам. К тому же АЭС – идеальная мишень для террористов. Месяц назад белорусские государственные СМИ сообщили, что будущую белорусскую АЭС планируется защищать от атак террористов средствами ПВО. Этот факт уже сам по себе много говорит о «безопасности» АЭС.

Атомная энергетика основана на засекреченных технологиях, доступ к которым невозможен для «простых смертных». Секретность дает атомному лобби возможность скрывать правду о вреде АЭС. В странах, где атомная энергетика имеет значительный вес (например, Франции), информация о Чернобыле первое время тщательно замалчивалась или минимизировалась. В Беларуси проект строительства АЭС напрямую связан с пересмотром оценки медицинских последствий Чернобыльской катастрофы.

А что насчет денег?

Стоимость строительства белорусской АЭС по самым скромным подсчетам составит около 10 миллиардов долларов США, вместо 2,5 миллиардов, заявленных в 2005 году. То есть стоимость АЭС за 8 лет возросла в 4 раза и продолжит расти. Подозрение вызывает и тот факт, что стоимость строительства АЭС не указывается в контракте (используется т.н. «открытая смета»). Физик-ядерщик Андрей Ожаровский утверждает, что «если сумма контракта не будет зафиксирована, то стоимость АЭС в процессе строительства значительно увеличится. И это будут далеко не 10 миллиардов долларов, а на несколько миллиардов больше». А кредит будем отдавать как мы, так и будущие поколения. К тому же, по проекту АЭС поможет сэкономить около 5 млн. кубометров газа в год из 22 млн. потребляемых. То есть наша страна в любом случае сохранит зависимость от российского природного газа. Кредит приведет к еще большей зависимости страны от Российской Федерации, которой мы и так должны, о какой энергонезависимости твердят с экранов телевизора?

Срок окупаемости АЭС по плану составит 20 лет. Учитывая то, что вся официальная статистика в нашей стране, по славной традиции, завышается, срок будет явно больше и, по оценкам некоторых экспертов, составит от 30 до 50 лет или АЭС не окупиться вообще. Так, например, директор Фонда энергетического развития (Россия) Сергей Пикин говорит, что: «есть сомнения, что Беларусь вообще может четко дать гарантии окупаемости с учетом возможных проблем по сбыту электроэнергии» т.к. большинство стран-соседей Беларуси уже полностью обеспечены электроэнергией. То есть, вполне есть вероятность того, что АЭС будет просто прибавкой к внешнему долгу нашей страны.

Также заметим, что проект Белорусской АЭС реализуется скрытно, с нарушениями международных обязательств Беларуси, игнорированием технических норм законодательства и очень поспешно, что говорит о необходимости изучения его коррупционной составляющей. В результате анализа данных по закупкам «Росатома», оказалось, что в 40% случаев были допущены нарушения, которые свидетельствуют о возможности коррупции. Наличие риска коррупции подтверждается экономической необоснованностью проекта Белорусской АЭС, о чем сообщил руководитель энергетического отдела Гринпис России Владимир Чупров. По его мнению в карманах чиновников Росатома может осесть до 4 миллардов из запланированных 10. Хотите ли вы спонсировать загородные виллы чиновников?

Так как наука финансируется из наших с вами налогов, то мы, помимо нашей воли, вынуждены будем финансировать АЭС дважды: возвращая кредиты на ее строительство (по разным оценкам от 4 до 10 млрд. долларов) и оплачивая обслуживающие ее исследования, подготовку соответствующего персонала в техникумах и вузах. Однако средства, которые хотя направить на нужды АЭС, можно было бы использовать для разработки и внедрения новых технологий использования местных и возобновляемых источников энергии.

Альтернатива есть!

АЭС — наиболее централизованный и громоздкий способ производства энергии из всех ныне существующих. Для закрытия и охраны АЭС после истечения срока эксплуатации также потребуются огромные средства и централизованное финансирование. В отличие от АЭС, менее мощные электростанции, добывающие энергию из возобновляемых источников (ветра, солнца, биомассы, геотермальных), демонтируются так же легко, как и устанавливаются.

Проектная мощность БелАЭС составит 2,4 ГВт при вышеупомянутой стоимости в 10 млрд. долларов. Для строительства ветроустановок в Беларуси подходят 5 площадок с возможным энергетическим потенциалом около 1,6 ГВт. При этом уже разработан проект по строительству ветроустановок мощностью 0,16 ГВт и стоимостью 360 млн. евро.

Биомасса – это все органические отходы жизнедеятельности, такие как перегной, навоз, опилки или древесная стружка. Благодаря своей низкой стоимости (иногда нулевой или даже отрицательной, при наличии расходов по утилизации), такой вид получения энергии очень выгоден. А потенциал Беларуси в этой области, по официальным данным, используется всего на 25% и вырабатывается, только от древесных отходов, 500 МВт. Например, самая крупная из станций, вырабатывающих энергию из навоза и перегноя – мощностью 4,8 МВт. Срок окупаемости проекта – 3 года. То есть, 500 таких небольших станций могли бы полностью заменить АЭС, постройка таких станций особенно выгодна там, где есть производства, связанные с животноводством или деревообработкой. А производств таких в нашей стране сотни, если не тысячи…

Потенциал Беларуси в области солнечной энергии оценивается в 5—6 гигаватт. Реальная стоимость энергии, получаемой солнечного тепла – около 15-20 центов за КВт*час, а окупаемость солнечных станций – от 7 до 9 лет. К 2030 году планируется снизить стоимость энергии до 4 центов. Плановая себестоимость энергии от АЭС – 13 центов за кВт*час к 2025-2030 году, а реальная себестоимость с учетов всех затрат – 30 центов, окупаемость – минимум около 15 лет. Что выгоднее?

Мы выступаем за развитие максимально автономных технологий производства энергии из местных возобновляемых источников. Выгодность децентрализации энергоснабжения стала очевидной уже давно. Большинство европейских государств активно это используют. Например, в Германии каждый год внедряется около 500 станций по производству биогаза из биомассы, а в Беларуси эта отрасль практически не развита. Доля атомной энергетики в мире неуклонно падает. Германия, Австрия, Норвегия, Дания, Бельгия – страны, которые либо никогда не строили АЭС, либо отказались от их использования. А Германия – первая по уровню развития экономики страна в Европе. Почему бы не развивать такие проекты, как происходит во всем мире?

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.