Социология врет, когда люди боятся

Давеча мне посчастливилось быть свидетелем проведения социологического маркетингового исследования среди потребителей услуг сотовой связи. Казалось бы, чего здесь особенного? Но сейчас я вам расскажу, как все это было:

— Мы проводим исследование среди пользователей услуг сотовой связи. Согласитесь ли вы принять участие в опросе и ответить на наши вопросы?
— Да.
— Это не займет много времени, я все сделаю по-быстрому.
— Хорошо.
— Какой у вас основной оператор сотовой связи, МТС или Билайн?
— Вообще-то, Теле2.
— А мне нужен Билайн. Может быть, напишем про Билайн?
— Ладно, давайте про Билайн. Он у меня тоже есть.
— Дело в том, что по Теле2 я уже заполнила необходимое количество анкет, и сейчас мне нужны анкеты про Билайн.

И они стали заполнять анкету, вписывая в графы много лестных слов об этом операторе и рассказывая, что он самый лучший. Потом дошла очередь до личных вопросов и вопросов о материальном благосостоянии. Я видел, что ответы на эти вопросы давались не до конца честные, ровно такие, какие можно дать первому встречному человеку на улице. Весь опрос длился не более десяти минут. Интервьюеру необходимо было только быстрей заполнить все необходимые бумажки, а интервьюируемый ему помогал в этом: «Если позвонят из нашей организации, скажите, что мы беседовали с вами очень долго, подробно, и не менее получаса».

Как говорится, вы делаете вид, что платите нам деньги, а мы делаем вид, что работаем. Неужели этот тот самый случай? Или деньги им все-таки платят? Что же получится в результате этого опроса на выходе? Данные о предпочитаемых сотовых операторах неверные. Ответы на основные вопросы анкеты не заслуживают доверия. Так же, как не заслуживают доверия ответы и на все остальные вопросы. И в чем тогда будет польза этого маркетингового социологического исследования? Серьезная компания отчитается о своей замечательно проделанной работе, выпустит пресс-релиз, соберет пресс-конференцию и будет продавать подробные результаты своего исследования клиентам. Клиентам, не заглядывающим на кухню социологии, куда только что случайно заглянул я.

Как после этого можно верить политическим социологическим опросам? Когда серьезное исследование превращается в пустую формальность конечными исполнителями? Да и многие люди отвечают на задаваемые вопросы хитро, как бы чего не вышло. В этом смысле, анонимный интернет может дать куда более верную картинку, чем опрос лицом к лицу. Поэтому, когда усилятся репрессии, рейтинг Путина с ЕдРом пойдет вверх. Это только Ельцина можно было считать законченным алкашом и совсем не бояться. После окончательного разгрома болотной интернет-оппозиции, граждане будут говорить: «Мы любим вас, Владимир Владимирович!», но никакая социология не скажет, что они будут думать на самом деле.

Смотрите также: Новости Новороссии.