Бойцы столичного «Беркута»: нас подставили

Вчера в штаб-квартиру столичного спецподразделения прибыли представители Майдана, чтобы поговорить с бойцами по душам. В ближайшее время депутаты должны решить судьбу «Беркута», которого обвиняют в тяжких преступлениях. Вариантов немного — спецподразделение могут полностью расформировать, выбросив бойцов на улицу. Или же переименовать, поставив иные цели и задачи.

Перед голосованием в парламенте мы отправились в штаб-квартиру столичного спецназа. Возле проходной полка ни души. Железные двери заколочены наглухо, в окна ничего не просматривается. Все щели закрыты щитами. У двери неприметный звонок. Нажимаем. Через пару минут открывается маленькая форточка. В проеме боец в черной форме. Представляемся, мол, договаривались о встрече. Дверь распахнулась, и вот мы на территории.

Возле ворот вооруженные до зубов бойцы в черной форме. Это тот самый штурмовой отряд, который ранее выезжал на борьбу с террористами. В руках у ребят автоматы с двойными рожками, перевязанные изолентой. На поясе пистолеты. На бедре нож, баллончики и гранаты. На лицах маски. По периметру центральные ворота прикрывают снайперы. Вдали двора стоят военные автобусы и БТР.

— К войне готовитесь? — спрашиваю у бойцов. — Себя защищаем. Тут постоянно крутятся какие-то молодчики. Начеку круглые сутки, — говорит молодой небритый мужчина. На голове у него пара свежих швов.

— Да, досталось пару дней назад в центре, — потирает голову боец. — Еще 60 человек в себя приходят. У кого огнестрельные, у кого переломы, ссадины. Живем дальше. Надеюсь, крови больше не будет.

Идем в штаб. Вдали из недостроя в оптику нас рассматривают снайперы. Заходим внутрь. Сразу при входе столик, на котором две фотки с лентами, свечи, две гвоздики. Возле столика обшарпанный железный щит. В нем дыра от пули с указательный палец. Каждый, кто проходит мимо, крестится. — С 2002 года в полку никто не погибал, а тут сразу двое. Одному парню пуля угодила прямо в голову. Не было ни единого шанса, — снимает шапку с головы собеседник. — Земля им пухом.

— Сказать, что ситуация у нас напряженная, ничего не сказать. Нервы уже не выдерживают. Ребята спят с автоматами. Постоянно начеку. По ночам в наши окна стреляют, бросают кирпичи. Слышал, кто-то рассказывал, что наши хлопцы в Белоруссии и России просят домики для семьи. Брехня. Никто уезжать не хочет. Мы хотим спокойно жить, как все. Никто не знает, что будет дальше, никто полком не занимается.

— Фактически полка больше нет, ждем решения Верховной Рады, — продолжает «беркутовец». — Боимся ли судов? А в чем мы виноваты — что приказ выполняли? Подождем, что скажут руководители, а потом будем решать, что делать дальше.

Боец вдруг замолчал. Задумался:

— Надо же было в такое ввязаться. По сути нас подставили… У собеседника затрещала радиостанция. — Внимание! Готовность! У проходной группа людей. Все на свои позиции! — кричит по рации дежурный. Как оказалось, в полк спецназа прибыли митингующие. Группа молодых ребят с Майдана в сопровождении депутата приехала поговорить с бойцами по душам. Через 10 минут весь личный состав собрался в актовом зале. С автоматами и патронами… Разговор был короткий: активисты поставили ультиматум: сию же минуту сдать оружие. — Мы будем ждать решения Верховной Рады, — сказал один из командиров. На том и разошлись.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.