Беспорядки в Миссури: обреченная закономерность

Городок Фергюсон расположен в американской глубинке, на Среднем Западе, в штате Миссури. Он находится в лучшей стране на планете – с максимально развитыми технологиями, колоссальными возможностями самореализации для всех и для каждого, с прозрачным судопроизводством, предупредительными правоохранителями, давно побежденными расовыми предрассудками и т.д. и т.п. К сожалению, не все жители США об этом осведомлены. Поэтому официальное прозвище Миссури «Штат Покажи-ка мне!» приобретает весьма уродливые формы и вполне отталкивающее содержимое.

Фергюсон – образец медленно умирающего городка. Не эталон, ибо таковым по праву является некогда многомиллионный Детройт с его индустриальным прошлым, безденежным настоящим и анархическим будущим. Но перспективы в этом типичном населенном пункте штата Миссури ограничены наивными мечтами и выдержками из речей кандидатов в конгрессмены. С 80-ых годов прошлого века население Фергюсона сократилось в полтора раза, до 20.000 человек. В США при президенте Рейгане проводилась своя «перестройка и ускорение», в результате которой многие тысячи людей лишились работы. И были вынуждены проявить «новое мышление», уехав от безработицы и нищеты. Развитая система социальной защиты, разнообразных выплат и пособий малоимущим парадоксальным образом усугубила ситуацию.

В современных США подобная тема находится под негласным, но ощутимым табу. Да и в остальном мире ее принято деликатно игнорировать, дабы не прослыть ретроградом или того хуже – расистом. Одновременно с падением численности населения умирающих городов Америки в них радикальным образом изменяется этнический состав жителей. Это свойственно как бывшим мегаполисам (Детройт), так и небольшим городам. В том же Фергюсоне в 90-ых годах прошлого века белых американцев насчитывалось 73 %, к 2014 осталось 21 %. Удельный вес афроамериканцев возрос с 19 % до 70 %. И представителей других национальностей – тех же латиноамериканцев – переселение в Фергюсон абсолютно не привлекало. Другой штрих к невеселому портрету города составляет минимум смешанных браков. При всех успехах межрасового сотрудничества в США – они действительно велики, кто там занимает Овальный кабинет, в конце концов? – эти успехи обошли Фергюсон стороной. Между замкнутостью и этнической нетерпимостью пролегает дистанция невеликого размера, а бедность и бесперспективность жизни лишь сокращают. Дистанцию. И жизнь.

В маленьком городке штата Миссури (и во многих других, не удостоенных первых строчек в криминальных хрониках и новостных выпусках) шло вытеснение белой Америки черной. Извините за дефицит политкорректности, но иначе не скажешь. Это вытеснение во многом совпадало с замещением работящих граждан их соотечественниками с мнением, что государство им должно пожизненный пансион. Словно вращение волчка Инь-Янь с соответствующей раскраской и разрушительной концовкой. Средний доход на душу населения в городе составляет около 1.600 $ в месяц или 3.000 $ на семью. Что далеко не блестяще для нынешнего уровня жизни в США – и значительная часть этих выплат является не заработной платой или заслуженной пенсией, а пособиями и субсидиями. Образовалась значительная прослойка молодежи, обеспеченной необходимым минимумом для физического выживания – и не имеющая шансов воспользоваться медийно-прославленным «социальным лифтом». Выход энергии в таких случаях известен. С соблюдением законов имеет мало общего, зато часто созвучен мотивам gangster-rap…

Радикальное изменение жизненного уклада и расового состава городка практически не отразились на составе властных институтов. Достаточно упомянуть, что из 53 местных полицейских темный цвет кожи имели только шесть. Кстати, при одном полицейском на 400 жителей в городе с высокой безработицей и низким уровнем жизни можно разве что поддерживать видимость законности, но не бороться с преступностью по-настоящему. Еще хуже то, что слуги закона с пушками на бедре и наручниками на поясе в подавляющем большинстве были белыми. А бузотеры и правонарушители практически в полном составе – черными. Остается удивляться, что подобная этнобомба с криминальным запалом не сработала раньше. Остается изумляться, насколько непрофессионально и непродуманно повели себя власти города и штата уже после ее взрыва. Остается восхититься умению высших чиновников США поучать прочий мир демократическим нормам при наличии диктаторских замашек и репрессивной практики в собственной стране.

9 августа при выходе из продуктового магазинчика был застрелен 18-летний чернокожий парень. Версий обстоятельств этого убийства – почти столько же, сколько вариантов гибели Д. Ф. Кеннеди:

— Майкл Браун ограбил магазин, злостно препирался с полицейским и едва его не обезоружил, но был застрелен при попытке нападения на сотрудника правопорядка.

— Майкл Браун случайно стал свидетелем ограбления магазина, возмутился огульными обвинениями полицейского в причастности к преступлению и поплатился за свою экспансивность в жестах.

— Майкл Браун оказался безвинным прохожим и фатально пострадал в результате полицейского произвола на ровном месте.

Однако неоспоримым фактом остаются шесть пуль, выпущенных в безоружного М. Брауна полицейским Д. Уилсоном. Две попали в руку, еще две – в туловище, еще две – в голову. Все выстрелы поразили человеческую цель. Следов пороха на теле и одежде жертвы нет – стало быть, огонь велся не в упор. Согласно показаниям свидетелей, служитель закона продолжал давить на курок уже после того, как его жертва вскинула руки вверх. Возможно, полицейский запаниковал. Возможно, посчитал уже подстреленного человека потенциально опасным для себя и для общества. Возможно, следовал писаным инструкциям и неписаным правилам. Возможно, возможно, возможно…

Город вспыхнул недовольством – но оно было мирным. На первых порах. Оно выражалось в демонстрациях, митингах, уличных шествиях, но без насильственных призывов и самого насилия. Однако на требование справедливого расследования полиция ответила слезоточивым газом, дубинками и разгоном демонстрантов. Те после разгонов вернулись очень быстро. Уже с коктейлями имени ближайшего сподвижника Сталина и с огнестрельным оружием под полой. Были обстреляны полицейские вертолеты. Власти ответили незамедлительно и с ощутимым запасом жесткости.

В город введена Национальная Гвардия (хорошо хоть в США ее не пришлось спешно создавать из люмпенов и уголовников, как в некой стране с горячей любовью политэлит ко всему американскому). Начались аресты лидеров протестного движения (поди разберись, кто там лидер, кто мимо проходил, а кто и вовсе домосед по призванию). Удалось арестовать активистку правозащитного движения 90 лет (!) от роду, инвалидная коляска стала отягчающим обстоятельством ее вины. По мостовым Фергюсона залязгали гусеницы бронетехники (у Национальной Гвардии США имеется и своя боевая авиация, если что). Был объявлен комендантский час. Все достижения уместились в неделю после убийства М. Брауна.

Во вторую неделю подавления протестов в Фергюсоне счет убитых удвоился. Темнокожий мужчина 23 лет испытал знакомство полицейских с языком гипербол и театрального эпатажа. Среди бела дня он схватился за нож и пошел на копов с криком «Что, и меня застрелите?!».Ответ оказался утвердительным. Его действительно застрелили из двух стволов. Сразу и бесповоротно, никаких там «Огонь по конечностям!». Даже мини-угроза служителю закона становится основанием для стрельбы на поражение. Без вариантов.

Разумеется, Америка – великая страна. Она справилась с куда более масштабными беспорядками, чем нынешние волнения в Фергюсоне. Она преодолела настоящие расовые бои в Лос-Анджелесе 22 года назад и сумела стать родиной для сотен народностей и представителей многих религий. Америка прошла огромную дистанцию от табличек в автобусах «Только для белых!» до темнокожего президента. Она имеет колоссальный вес в современном мире. Но почему бы ей не дать право этому миру самому решать свои проблемы?

Никто же не привозит свежеиспеченные куличи к баррикадам Фергюсона, да? Никто не требует вывода полицейских подразделений с охваченных беспорядками улиц, никто не отстаивает право на мирный протест с винчестером наперевес. Никто не бряцает санкционными угрозами и озабоченностью по поводу внутренних событий в отдельно взятой стране. Никто не ищет повода вложить пару миллиардов долларов в развитие «демократических программ среди африканской молодежи Среднего Запада», не организует неправительственные НКО в плащах над кинжалами. Подвергая бомбежкам иноземные страны из-за тиранических соломинок в глазах их правителей – не пора ли заняться корчеванием бревен в собственных зеницах ока? Тем более что работы там – непочатый край.

Смотрите также: Новости Новороссии.