Урок всем: как «первая леди» ГД Слиска сироту удочеряла

Когда я вижу этот ажиотаж вокруг международного и внутрироссийского усыновления и слышу обещания политиков самого высокого уровня помочь нашим семьям-усыновителям, то сразу вспоминаю афоризм одного читателя: «Все уже было. Даже то, что будет».

…В августе 2004 года много рекламного шума наделала история с удочерением супругами Шредерами 3-летней девочки Виктории из санкт-петербургского детдома.

Тогдашний 60-летний канцлер ФРГ Герхард Шредер женился в четвертый раз. Его новая супруга — журналистка Дорис Шредер-Кепф была на 18 лет моложе.

Очевидно, со своими детьми у молодоженов не заладилось, и кто-то подсказал счастливой паре присмотреть себе дочурку в славном городе на Неве — родине второго президента России. Тем более, что супруги Путины присутствовали на юбилее канцлера в Ганновере и с юбиляром были хорошо знакомы.

Как живется сегодня Веронике на родине Гете и Шиллера, мы не знаем. Ни отечественные, ни зарубежные журналисты нам об этом не рассказывают.

Однако мировое сообщество с тех пор смекнуло (точнее — получило сигнал): Россия — прекрасный донор детей-сирот, которых с удовольствием отдает за границу на усыновление.

Однако более проворными оказались не сентиментальные немцы, а практичные американцы, которые за 10 последних лет вывезли из России 60 тысяч детдомовцев. При этом умертвили 17 крох, что по штатовским меркам считается сущим пустяком.

Понятно, что многие оппозиционные депутаты Госдумы после очередного такого смертного случая поднимали шум. И требовали от Кремля, правительства, МИДа Минобрнауки подписания с США межгосударственного соглашения о праве российской стороны наблюдать за жизнью усыновленных сирот. Ведь до 18 лет они сохраняют наше гражданство.

И всякий раз противники продажи наших сирот в США наталкивались на стойкое сопротивление.

Вспоминает депутат четырех созывов Госдумы, а ныне руководитель фракции КПРФ Нина Останина:

— Еще в 2008 году, когда я с трибуны Думы доказывала, что необходимо ввести мораторий на усыновление российских детей американскими гражданами, то как раз именно «Единая Россия» была против. Мораторий не был принят, детдомовцев продолжали переправлять за рубеж, будто экспортный товар.

Американские конгрессмены во время встреч с коллегами из Государственной Думы не раз говорили, что только в США ежегодная суммарная прибыль агентств, связанных с усыновлением детей-иностранцев, достигает 50 миллиардов долларов. До недавнего времени на территории России промышляло, как минимум, 46 американских агентств по усыновлению наших сирот. Все их нужно закрыть.

И разве не парадокс, что в самой России вообще отсутствует уполномоченный орган, регулирующий вопросы зарубежного усыновления?

В мае 2010-го я снов подготовила обращение депутатов — теперь уже к президенту и премьер-министру о моратории на усыновление российских детей американцами до подписания межгосударственного соглашения о праве контроля России за усыновленными детьми.

Поводом стала история мальчика из Приморского края Артема Савельева, которого американская приемная мать через полгода после усыновления посадила в самолет и отправила с запиской в Россию, словно надоевшую игрушку.

Это обращение привело к скандалу, разыгранному «Единой Россией». Первый зам.председателя Госдумы Любовь Слиска, которая тогда была одним из самых влиятельных депутатов этой партии, набросилась на коммунистов с обвинениями. Мол, вы ничего не делаете, чтобы детям в России жилось лучше, да еще и мешаете им обрести новую жизнь в США. Тогда я напомнила ей, что с ней самой случилась история, похожая на поступок приемной матери Артема Савельева.

В свое время эта «первая леди» Госдумы приютила в саратовскую девочку из детского дома, а потом — вы не поверите! — возвратила обратно (подробнее — http://otchizna.su/society/8122).

Почему Любовь Константиновна вернула сироту обратно в детдом? Сама она об этом никогда и нигде не рассказывала.

Но погадать можно: потому что ребенок — не котенок и не щенок, которого можно принести в дом и он «должен» хозяина во всем слушаться. У ребенка свой характер и свои гены. И с ним еще надо найти общий язык.

Неужто у нас такая короткая память? Году этак в 2005-м тогдашний министр здравоохранения Зурабов (хотя опека и попечительство в Минобрнауки) кинул клич: «Даешь внитрироссийское усыновление! Закроем детдома в кратчайшие сроки!»

И тогда так же, как сегодня, губернаторы принялись исполнять — «распихивать» детдомовцев по приемным семьям. И чем эта кампания закончилась?

— А тем, — вздыхает Н. Останина, — что на начало 2007 года в детдома было возращено — вы не поверите — 30 тысяч сирот. Вы представляете, сколько было пролито слез, сколько горя пережили несчастные ребятишки? И одна из причин — государство никак не собиралось помогать семьям, взявшим на воспитание детдомовца.

Сегодня та же картина. Сплошные лозунги, призывы, обещания, высокопарные фразы. И ни рубля помощи семьям-усыновителям. Не говоря уже про льготное или бесплатное расширение жилья. И это при том, что ежемесячное детское пособие, установленное Госдумой на ребенка до 16 лет, — 100-150 рублей по регионам.

Сегодня государство направляет на содержание каждого сироты в детдоме ежемесячно по 50-60 тысяч рублей.

А если семья приютила у себя такого сироту, то… как вы правильно догадались, будет получать на него… 100-150 рублей в месяц. О том, чтобы «детдомовские» суммы направлять семьям, усыновившим сироту, разговор не идет на уровне благих пожеланий. Дескать, хорошо бы…

И вот результат. Как свидетельствуют социологи Левада-Центра, «только считанные проценты наших граждан готовы забрать ребенка из детского дома «прямо сейчас». А 16% — «когда-нибудь, в будущем, при наличии определенных условий». Научены опытом.

Теперь вопрос понятен?

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.