РАН: за нас все решили, о реформе никто не знал!

Валерий Черешнев: Реформа — это четкий отбор собственности у Академии.

Заявление министра образования Дмитрия Ливанова о реформировании Российской академии наук вызвало массу негатива со стороны самих ученых. Еще бы, ведь министр обвинил РАН в неэффективности. «Сегодня Академия наук деградирует, с точки зрения научной продуктивности, с точки зрения возраста, мы сейчас говорим серьезно, с точки зрения качества управления, которое там есть», — заявил Ливанов. Иной позиции придерживается глава комитета Госдумы РФ по науке и наукоемким технологиям, академик Российской академии наук Валерий Черешнев. Депутат рассказал в интервью Накануне.RU, почему считает работу РАН самой эффективной из всех научных организаций в стране.

Вопрос: Ливанов заявил о неэффективности Российской академии наук. Однако мы знаем, что расходы на науку из года в год сокращаются, сейчас составляют 2% ВВП. Разве это способствует эффективности?

Валерий Черешнев: Мы на президиуме (РАН, — прим. Накануне.RU) обсуждали, что это некорректное сравнение. В 1991 финансирование Академии наук уменьшилось в 28 раз, и только с 2000 года начались существенные добавки. Но сегодня финансирование академии наук примерно в 4-3 раза ниже, чем в 90-м году. Поэтому, какие просьбы об эффективности? Есть финансирование – есть отличная работа.

Вопрос: Вы считаете работу РАН неэффективной?

Валерий Черешнев: Трудно согласиться с таким мнением. Проблемы есть – с молодежью, с кадрами, но из всех научных организаций, которые есть в нашей стране, самая эффективная, по объективным критериям, – Академия наук.

Вопрос: Что вообще думаете про реформу Ливанова?

Валерий Черешнев: Она превратит академию в клуб, такой государственно-общественный. На западе такие существуют – это отдельные институты, которые не могут управлять как финансами, так и недвижимостью. У нас это глубокое изменение отразится на Академии наук. Да и что за агентство по управлению имуществом? Как это может быть в отрыве от ученых? На определенные направления нужно выделить больше, на другие поменьше — кто будет решать это? Я полагаю, что это должны делать сами ученые. А тут агентство будет решать, кому сколько давать финансирования. Какая-то поспешность есть в этом решении, не все продумано до конца. Да и упразднение званий – будет только академик… Но это ведь традиции нашей академии! Неужели всех под одну гребенку?! Это наши традиции, и они себя оправдали, потому что именно наши ученые за всю историю России выполнили очень много важных задач, в том числе и покорение космоса. Система себя оправдывает, раз результаты были лучше, чем в мире. Вы представляете армию, где одни генералы? Вот так и будет. Что же тогда не посмотреть, как мы изменили систему образования — это же все взаимосвязанные вещи.

Вопрос: Это же все идет с Запада…

Валерий Черешнев: Да, на Западе за это звание они не получают надбавки – они просто собрались, чаю попили, журнальчики обсудили. Я знаю многих избранных членов этих академий – они говорят — по 100 долларов вносят, получают журналы, их обсуждают – вот и все. Единственное, к ним как к экспертам обращаются – но это не их задача. А все остальное делают государственные лаборатории, университеты.

Может что-то и есть рациональное, наверное – например, объединение ученых под одной крышей. Ну, давайте вместе продумаем! У сельхозакадемии свои особенности, у академии медицинских наук — тем более. А что такое поменялось, как это все объединить, как институты будут с сообществом взаимодействовать – никто ничего пока не знает. Решения могут быть серьезные и большие, но нужно предварительно посоветоваться. А то, как сейчас сделали – я не приветствую никогда.

Вопрос: Говорят, что реформа стала полной неожиданностью для самих академиков. Знал ли о ней кто-нибудь, кроме министра?

Валерий Черешнев: Никто. Сто процентов. Во всяком случае ни в думе, ни в федерации. Может, кто-нибудь и знал, но чтобы это обсуждалось — такого не было.

Вопрос: У нас и так существует проблема утечки мозгов из России. Не думаете, что в связи с реформой ученые и академики уедут за рубеж?

Валерий Черешнев: Наши все могут. Это касается академиков Академии наук, а вот члены-корреспонденты РАН – это люди уже сложившиеся и, как правило, люди уже работавшие за рубежом и работающие в основном в России. А вот молодых сотрудников – тут предсказать сложно. Но я не думаю, что из Академии наук будет большой отток.

Вопрос: Как прокомментируете «имущественный» пункт реформы? Это похоже на планы по отбору собственности РАН и разрушению инфраструктуры?

Валерий Черешнев: Так и есть. Это четкий отбор собственности у Академии, как по-другому? Пока не представляем, вообще не понимаем, что такое форма общественно-государственной организации. Что за форма? Как это будет? Как будет проводить финансирование? Очень много вопросов, на которые никто не отвечает.

Вопрос: Ливанов считает, что государство не будет вмешиваться в деятельность РАН. Это правильно?

Валерий Черешнев: Оно и сейчас особенно не вмешивается. Дважды два — четыре и в Арабских эмиратах, и в России, и в Америке. Во что вмешаться? Говорить: «А вам не кажется, что дважды два не четыре?». И что дальше? Наука специфична, решает сложнейшие вопросы. Как тут вмешиваться? Шесть лет назад, когда новый устав принимали, как раз говорили про роль президента (РФ), что он утверждает президента академии страны, правительство утверждает устав. А сейчас сделайте так, и утверждать не будут ничего, всем будите сами управлять – а чем управлять?

Вопрос: Соотносится ли реформа с посланием и майскими указами президента?

Валерий Черешнев: Нет, конечно. Реформировать нужно все. Институт семьи реформируется, институт образования. Реформироваться надо, но в соответствии с требованиями времени, а ту же кардинальная реформа. Ликвидируется организация, которая была, и создается новая. В целом мы против такого решения, просим найти консенсус и по болевым точкам принять конкретное решение. Почему за нас все решили, а решили так, что ответить не могут. На вопрос, кто создал эту концепцию, кто автор – Ливанов вчера ушел от ответа.

Вопрос: По-вашему, уйдет ли Ливанов в отставку в связи с критикой министра со стороны РАН?

Валерий Черешнев: Его сколько критикуют, он год на посту – его год критикуют. Ему два выговора дали единственному из министров. Уйдет или не уйдет? Конечно, нет. Другой бы уже давно ушел.

Смотрите также: Новости Новороссии.